» » В поисках погибшего родственника: О ДНК-лаборатории Республиканского бюро судмедэкспертизы

В поисках погибшего родственника: О ДНК-лаборатории Республиканского бюро судмедэкспертизы

16 апрель 2018 13:42 | 2 646 |
В поисках погибшего родственника: О ДНК-лаборатории Республиканского бюро судмедэкспертизы

В поисках погибшего родственника: О ДНК-лаборатории Республиканского бюро судмедэкспертизы


Год назад в Донецке была открыта первая в истории региона судебно-медицинская лаборатория ДНК-исследований. Учитывая то, что с 2014 года тела многих людей ‒ гражданских и военных ‒ до сих пор остаются неидентифицированными, создание ее оказалось особенно необходимым и значимым. Наш корреспондент встретился с Дмитрием Калашниковым, руководителем нового центра, и узнал, какие работы ведутся в лаборатории, а также куда обращаться жителям Республики, чтобы пройти ДНК-экспертизу и отыскать погибшего близкого человека.

Нужна помощь

– Дмитрий Анатольевич, в первую очередь расскажите, что представляет собой возглавляемый вами центр?

– Лаборатория входит в состав Республиканского бюро судебно-медицинской экспертизы и располагается на территории больничного городка на проспекте Ильича. Одна из основных наших задач – работа с базой неизвестных погибших. С начала войны официально через морги прошли около 4,5 тысячи человек. Более 450 из них не опознаны и захоронены в безымянных могилах. У каждого такого трупа в свое время мы брали на сохранение кровь, волосы с луковицей, ногтевую пластину, кусочек кости – что удавалось. Надежды особой не было, что удастся все это исследовать. Но, думали, мало ли, может быть, где-то когда-то понадобится.

– Предпосылки для создания лаборатории были и раньше…

– Конечно. Ни в одном регионе бывшей единой Украины не происходило такого числа техногенных аварий, как в Донбассе. Все мы помним трагедии на шахте Скочинского (63 жертвы), на шахте Засядько (более сотни погибших за несколько лет). А ведь когда из-под земли поднимают сгоревшего человека, опознать его практически невозможно. Нам приходилось отправлять останки на экспертизу в Одессу, Днепропетровск. В 2006-м на территории теперь уже бывшей Донецкой области разбился самолет Анапа – Санкт-Петербург – 170 трупов. И снова та же проблема…

– Каким образом тогда на пустом месте удалось создать такой центр?

– Помогли неравнодушные люди. В апреле 2015-го я с сотрудниками поехал на конференцию судмедэкспертов в Россию. Московские коллеги познакомили меня с Анатолием Смирновым, руководителем одной российской медицинской компании. Анатолий в это время занимался гуманитарной помощью Донбассу. Я изложил ему суть проблемы, сказал: «Нужна помощь». Он: «Да, попробуем что-то сделать». И постепенно обеспечил всем необходимым. Плюс продолжает помогать сегодня с реактивами и расходными материалами – стоят они дорого. Руководство Республики выделило нам отдельно стоящее здание – бывший административный корпус. Год ушел на ремонт, планировку, настройку оборудования, который проводили российские эксперты. Шесть наших сотрудниц прошли специализированное обучение в Москве. С января 2017 года центр функционирует.

Найти сына

– Какое оборудование вы используете? Какие методы применяете?

– Простой минимальный набор техники, чтобы извлекать ДНК из крови и ногтей. С волосами и костью работать пока не можем – это требует других методик и оборудования. Лаборатория спроектирована по принципу зонирования, то есть разделена на несколько зон, изолированных друг от друга. Все наши сотрудники генотипированы – имеют ДНК-паспорта на случай если вдруг кто-то чихнет или его слюна попадет на исследовательскую поверхность, чтобы исключить ошибку.

– Одна из ключевых задач – генотипирование безымянных жертв войны. Как продвигается этот процесс?

– На сегодняшний день мы создали ДНК-паспорта примерно 200 человек – это те, у кого в свое время в качестве биоматериала была собрана кровь или ногти. У остальных отбирали волосы и костные остатки, работать с ними мы пока не можем и оставляем в архиве до лучших времен.

– Сколько опознанных уже из этого списка?

– В прошлом году нам поступили запросы на 12 человек, 6 из них удалось идентифицировать. Среди них пятеро дончан. И один житель России – к нам обратился его отец и нашел сына. С начала 2018 года работаем еще с 10 запросами, результатов по ним пока нет. Отмечу, что оборудование позволяет определять только первый уровень родства – по отцу и матери. Бабушки, тети, братья, сестры, дяди провести такой анализ не могут.

– Если человек хочет отыскать пропавшего родственника, что он должен сделать? Просто прийти к вам?

– Да, мы разъясним ему алгоритм действий, побеседуем, просмотрим предварительно нашу базу данных. Если погибший был гражданским, то родственник получает направление в Генеральной прокуратуре и возвращается к нам. Если военным – идет в Министерство обороны. Минобороны по своим архивам выясняет, в какой части служил этот человек, в каком районе погиб и так далее. Далее снова обращается в прокуратуру. Затем мы смотрим по базе погибших этот район, этот самый промежуток времени, и отбираем вероятных кандидатов. Родственник сдает кровь. Мы сопоставляем генотипы и делаем выводы. Вся процедура проводится бесплатно.

Единичные обращения

– Многие обращаются к вам?

– К сожалению, нет. Мы делали объявления в социальных сетях, создали специальный электронный адрес для приема заявок. Но пока приходили единицы. Между тем затягивать с этим процессом нельзя! Во-первых, умирают сами родственники. Конкретный пример: в конце 2017 года ушла из жизни мать одного из предполагаемых бойцов, который был в нашей базе. Уже не опознать. Во-вторых, со временем сам биоматериал как белковая структура разрушается, и из него уже значительно сложнее, а иногда и невозможно, выделить ДНК.

– Помимо работы с накопленной базой жертв войны, я так понимаю, вы занимаетесь и текущими ЧП?

– Да. В январе 2017-го таким образом провели анализ останков тел после взрыва в районе «Мотеля» – тогда после обстрела сдетонировала машина с военными, трое погибли. На месте мы собрали около 600 мелких фрагментов тел. Визуально, разумеется, определить, что кому принадлежит, было невозможно. Наши девочки идентифицировали двоих. Третьего установило следствие с помощью свидетельских показаний.

– Что насчет гражданского судопроизводства – определения отцовства, составления генетических паспортов?

– Мы проводим такую работу. Она платная – официальное определение отцовства по постановлению суда стоит 31,5 тысячи рублей. Цена объясняется высокой дороговизной расходных материалов. К нам уже обратились несколько человек с такими запросами.

– В Луганске также никогда не было такой лаборатории. С коллегами из ЛНР вы работаете?

– Луганчане – наши старые друзья, они знают о наших возможностях. Но к сожалению, этот вопрос пока не урегулирован на уровне министерств и правительств. Мы готовы к сотрудничеству.

СПРАВКА «ДОНЕЦКОГО ВРЕМЕНИ»

Обратиться в ДНК-лабораторию по всем вопросам можно по следующим телефонам:

– горячая линия: (071) 326 15 93, (062) 295 66 34
– приемная: (062) 312 98 00
– отделение судебно-медицинской биологии: (062) 295 14 79, (062) 312 71 44

Почта: donsme.dnr@mail.ru, rozisk.donsme@mail.ru

Донецкая лаборатория имеет три зоны. В первой происходит выделение ДНК из биологического материала. Сделать это не так просто: иногда приходится брать несколько проб с разных участков крови или волоса, чтобы найти живой фрагмент, который удастся генотипировать. Таким образом, на первом этапе специалисты выделяют микроскопическое количество ДНК. На втором – увеличивают или размножают его (достраивают структуру), чтобы можно было его разглядеть. Прочитывание уникального кода происходит на финальном этапе – в зоне № 3.

Газета «Донецкое время», 11 апреля 2018, № 14 (130)

Сергей ПРУДНИКОВ. Фото автора

Газета «Донецкое время» выходит по средам. 32 полосы с телепрограммой. Реализуется во всех точках розничной продажи прессы и супермаркетах «Первый Республиканский» на территории Донецкой Народной Республики. Подписной индекс – 28036. Подписку на газету «Донецкое время» можно оформить во всех отделениях связи ДНР.

В поисках погибшего родственника: О ДНК-лаборатории Республиканского бюро судмедэкспертизы


В поисках погибшего родственника: О ДНК-лаборатории Республиканского бюро судмедэкспертизы
ДНК-паспорт погибшего









Комментарии


Мобильная версия сайта
ВКОНТАКТЕ


FACEBOOK


ОДНОКЛАССНИКИ


ТВИТЫ


GOOGLE+