» » Ко Дню освобождения Донбасса: фронт за линией фронта

Ко Дню освобождения Донбасса: фронт за линией фронта

25 март 2018 14:14 | 2 857 |
Ко Дню освобождения Донбасса: фронт за линией фронта

Ко Дню освобождения Донбасса: фронт за линией фронта


Партизаны и подпольщики Донбасса не давали немецко-фашистским захватчикам спокойной жизни.

Рутина оккупационной власти

Мое детство прошло в Красном Лимане на тихой зеленой улочке, носящей имя Ивана Лейко. В городке никто особо не задумывался, почему улица так называется. Впрочем, в те далекие времена, когда я ходил в школу, люди еще кое-что помнили. В день 30-летия Великой Победы я узнал, что Иван Лейко был лидером подпольной комсомольской организации, казненный гитлеровцами. Из членов той ячейки, не выжил никто – 16- и 17-летние ребята погибли, защищая свою Советскую Родину. Это была «Молодая гвардия» нашего города.

А сколько их было, этих «гвардий»! В учет советских, ни тем более сегодняшних историков войны попали далеко не все. К тому же многие из патриотов боролись с фашистами, не входя ни в какие организации. Иногда целые группы, как, например, молодежь села Банного (позже город Славяногорск, сегодня Святогорск), которая активно помогала партизанскому отряду Михаила Карнаухова.

Сопротивление советских людей вызывало бешеную ярость оккупантов. Массовые убийства мирных жителей в городах Донбасса были рутиной оккупационных властей. Только в Сталино в шурфе шахты 4–4 было казнено, по некоторым данным, до 75 тысяч человек. В Мариуполе от рук захватчиков погибло 60 тысяч горожан, а в Макеевке 12 тысяч и еще 15 было уморено голодом. Естественно, было чуть ли не поголовно уничтожено еврейское население, которое перед войной в том же Сталино, например, составляло почти пятую часть от общего числа жителей.

Головная боль гитлировцев

На подпольную работу уходившая из городов и весей Донбасса советская власть оставляла преимущественно представителей партийно-хозяйственного аппарата. У армии и МВД были свои группы, но осенью сорок первого и практически всю первую половину сорок второго года все они были разрознены. О том, какая в этом деле царила неразбериха, говорят многие источники. Даже в тщательно отредактированной и отцензурированной книге великого советского партизана Сидора Артемовича Ковпака «От Путивля до Карпат» проглядывает и растерянность, и беспомощность партизан и подпольщиков тех дней. А центральный аппарат Штаба партизанского движения, во главе которого поставили маршала из Донбасса Климента Ефремовича Ворошилова, первых успехов начал добиваться лишь с лета-осени сорок второго.

Примерно на это время (напомним, что летом 1942 года Красная армия окончательно оставила Донбасс) приходится начало активной боевой деятельности партизан в Донбассе. Надо сказать, что тем двум десяткам отрядов, которые здесь были сформированы, приходилось туго. Прежде всего, из-за местности – степь кругом. Леса, да и то невеликие, находились на севере области – вдоль Северского Донца. Те лесные массивы, которые известны нам сегодня в лесничествах Краснолиманского и Славянского районов, рукотворны, созданы уже после войны. Массовые высадки лесов начались в конце сороковых и продолжались практически до конца советской эпохи. А тогда… тогда здесь были редкие перелески, множество озер и болот и малярия. Она доставала, понятно, партизан куда в большей степени, чем немцев. В воспоминаниях бойцов небольшого отряда, квартировавшего в окрестностях Святых гор, нередко поминается «проклятая лихорадка».

По сути, действительно активными были партизаны отряда бывшего начальника славянского горотдела милиции Михаила Карнаухова и Григория Ищенко. Карнауховцы, действительно были головной болью для гитлеровцев. Партизаны громили немецкие транспорты на трассе Харьков – Ростов между Изюмом и Банным, уничтожили полевой лагерь оккупантов, убив свыше 50 гитлеровцев. Также ими был уничтожен гитлеровский гарнизон в селе Пришиб, где, кстати, создали сельский совет и объявили о восстановлении советской власти. Потом карнауховцы произвели налет на большое село Маяки на Донце, где уничтожили гарнизон из 30 гитлеровцев. Увы, в декабре 1942 года Михаил Карнаухов попал в плен к немцам и через месяц был казнен ими. Потеряв Батю, таким прозвищем бойцы окрестили Карнаухова, отряд продолжил громить врага до самого изгнания его из Донбасса. После чего влился в ряды действующей армии.

Мерило истинного патриотизма

Не хватит никаких газетных полос, чтобы описать хотя бы кратко деятельность всего советского подполья в годы гитлеровской оккупации. Поэтому совсем уж тезисно.

На весь мир стала известна комсомольская подпольная организация из Краснодона на Луганщине. Говоря современным языком, молодогвардейцы на десятки лет стали прочным «мемом» в сознании советских людей, символомом мужества и несгибаемости воли перед лицом смерти. И ведь молоденькие все были – пацаны и девчата, точно такие же, как и Иван Лейко и его друзья из города моего детства.

В Донецке получила известность героическая группа Саввы Матекина, в Мариуполе – группы Ломизовых, Кравченко, Колесовой, Штанько, организовавшие сопротивление врагу на металлургических гигантах города у моря, которые немцы так и не смогли пустить в дело.

В Макеевке с врагом боролись в подполье группы Кочерова и Володченко, в Краматорске – группа «семерка» Ковалевского, и так было во всех городах области.

Подполье, подпольная работа не способствуют ни поправлению здоровья, ни продлению жизни. Большинство патриотов были казнены немецкими оккупантами, многие погибли затем на фронтах Великой Отечественной, немногие дожили даже до зрелого возраста.

Но я помню с детства партизанскую землянку-музей в лесу под селом Брусино и своего соседа по площадке, старого партизана Омельяновича, и его медали, среди которых гордо сверкала «Партизану Отечественной войны». И помнить подвиг этих простых советских людей следует, конечно, вечно, ибо в их деяниях был немеркнущий свет любви к Отечеству, который один только и может служить мерилом истинного патриотизма. Готов ли ты отдать жизнь за Родину, за родителей, товарищей, соседей, за свою улицу, парк, завод? Если да, значит, партизаны и подпольщики той Великой войны не даром жили и умирали.

СПРАВКА «ДОНЕЦКОГО ВРЕМЕНИ»

Михаил Иванович Карнаухов (1893–1943)
Во время Первой мировой войны был призван в царскую армию. После демобилизации работал фрезеровщиком механического цеха одного из заводов Краматорска
Принял активное участие в событиях Февральской революции 1917 года
Осенью 1917 года был избран командиром отряда Красной гвардии Краматорска
Весной 1918 года сражался против наступающих войск кайзеровской Германии
В декабре 1919 года принимал участие в освобождении Донбасса и родного Краматорска
После Гражданской войны работал в Славянске, где основал отдел НКВД (впоследствии первое отделение милиции в городе). Затем работал на Амвросиевском цементном заводе. Прошел путь от сменного мастера до директора предприятия. Именно при Карнаухове амвросиевская цементная промышленность освоила выпуск высокомарочных цементов, которые шли на сооружение Днепрогэса, Московского метро, других строек первых пятилеток
В годы Великой Отечественной вновь занялся организацией партизанского движения. В октябре 1941 года был утвержден командиром славянского партизанского отряда, носившего оперативное название «Отряд «К»
В январе 1943 года немцы расстреляли Карнаухова и его боевых товарищей в селе Новоселовка Краснолиманского района. Ночью местные жители тайно похоронили Батю на опушке леса. Через год партизаны из «Отряда «К» торжественно перезахоронили своего командира в Славянске

Газета «Донецкое время», 21 марта 2018, № 11 (127)

Олег ИЗМАЙЛОВ

Газета «Донецкое время» выходит по средам. 32 полосы с телепрограммой. Реализуется во всех точках розничной продажи прессы и супермаркетах «Первый Республиканский» на территории Донецкой Народной Республики. Подписной индекс – 28036. Подписку на газету «Донецкое время» можно оформить во всех отделениях связи ДНР.

Ко Дню освобождения Донбасса: фронт за линией фронта
Партизаны отряда Михаила Карнаухова









Комментарии


Мобильная версия сайта
ВКОНТАКТЕ


FACEBOOK


ОДНОКЛАССНИКИ


ТВИТЫ


GOOGLE+