» » Мариупольцы освобожденные

Мариупольцы освобожденные

23 март 2018 13:30 | 8 791 |
Мариупольцы освобожденные

Мариупольцы освобожденные


Что может быть дороже свободы или ценнее момента, которого ждал долгие месяцы заточения, стойко перенося при этом жестокие пытки и унижения? Каково находиться за решеткой, зная, что оказался там несправедливо? Ответить на эти вопросы очень сложно даже тем, кто испытал все это на себе. Встреча с людьми, речь о которых пойдет ниже, состоялась в одном из спортзалов Донецка. Наши собеседники не так давно вернулись из украинского плена. Все его ужасы они почувствовали на себе и, как вы понимаете, знают об этом не из телевизионных сюжетов. Сейчас они проходят реабилитацию, по возможности возвращаются к нормальной жизни. А спортзал ‒ место вовсе не случайное, именно здесь уже бывшие пленные восстанавливают свои былые физические кондиции.

Обычный нардеповский допрос

Кирилл Филичкин – житель Мариуполя. Он провел в украинском плену три с половиной года, но само пребывание в неволе не было таким жутким и невыносимым, как то, с чего оно началось.

7 мая 2014 года. Приморский район Мариуполя. Штурм здания местного горисполкома. На здание нападали те, кого называют добровольцами из батальона «Азов». Какой-то печальный каламбур выходит: добрая воля, несущая зло… «Азовцы» в тот день, как и в скором будущем, безжалостно, безо всякого разбора избивали женщин, стариков, детей. Вместо нормального диалога было принято решение часть мирного населения просто-напросто похитить и упрятать в районное отделение милиции. Остальные спокойно на это смотреть не смогли и отправились освобождать своих единомышленников. Среди них был и Кирилл. Все происходящее с того момента он запомнил более чем подробно.

– По периметру райотдела сначала стояли человек десять, – вспоминает Филичкин. – Они беспорядочно стреляли под ноги и над головами людей. Внутрь вообще никого не пускали, даже родственников задержанных. Позже, во второй половине дня, туда прибыло два автобуса, один микроавтобус и КамАЗ. Из этой колонны вышло около 80 человек. О том, что это бойцы «Азова», стало известно позже. Сначала вообще трудно было понять, кто это. Одеты они были в разную одежду: кто в джинсах, кто в форме, кто в кроссовках, кто в берцах. Но почти все были с оружием. Они открыли огонь, и среди мирного населения появились первые убитые и раненые. Тогда меня как одного из активистов взяли в плен.

Как говорит Кирилл, никаких разговоров с ним не вели. Его попросту безжалостно избивали руками, ногами, прикладами автоматов. А когда тот пытался сопротивляться, на него надели наручники. Затем Кирилла и еще двоих мужчин (одного из них позже высадили из автомобиля, его судьба неизвестна) бросили в проходе микроавтобуса, где продолжали избивать. Возможности постоять за себя у Кирилла не было. Оставалось одно – терпеть. Более того, пленники не могли даже понять, где они едут, ведь окна автобуса были плотно заложены мешками с песком.

– Где-то по дороге в аэропорт, это мы тоже узнали позже, нас вытолкнули из автомобиля и стали бить с еще большей силой. Я потерял сознание. Не знаю, сколько времени провел в этом состоянии, но, когда пришел в себя, рядом увидел лужу крови. Потом передо мной появились Олег Ляшко и Игорь Мосийчук. Из другого автобуса вывели первого министра обороны ДНР Игоря Хакимзянова, которого взяли в плен днем ранее. Когда поняли, что мы незнакомы, Хакимзянова отправили куда-то на вертолете, меня посадили в микроавтобус. Надели мешок на голову и повезли дальше. После одной из остановок кто-то зашел в салон, по голосу я понял, что это был Мосийчук.

Задержанных все-таки довезли в аэропорт. Приехав на взлетную полосу, Мосийчук, бывший замкомбата «Азова», стал проводить допрос, предъявляя какие-то надуманные обвинения. По его словам, выходило, что Кирилл – организатор нападения на воинскую часть в Мариуполе, он же был причастен к нападению на пятерых военнослужащих ВСУ. Мосийчук выбивал из Кирилла признание в том, что все ополченцы – граждане России и что едва ли не каждый второй в городах Донбасса – фээсбэшник, требовал, чтобы он назвал имена и данные всех мариупольских активистов. Филичкин все отрицал, за что нардеп безо всяких колебаний воткнул ему в ногу нож. Затем вытащил его, вновь воткнул и прокрутил, даже не смутившись при этом. Хотя какие тут могут быть смущения – привычный поступок народного избранника. Ничего личного, только забота о людях за их же счет. Когда все это слушала, невольно появилось желание задать вопрос Кириллу о чувстве мести. Но внутренний голос подсказывал, что такие разговоры сейчас не совсем уместны.

Насилие ради удовольствия

Пытки продолжались нестерпимо долго. Прикладами автоматов добробатовцы сломали Кириллу большие пальцы на руках и били, били, били… Все болело и кровоточило, но «захысныкы» не останавливались, им ведь скучно в дороге ехать без дела. Вечером микроавтобус приехал на базу «Правого сектора» где-то под Днепропетровском. Все это время пленникам не давали есть и пить. О медицинской помощи речи вообще не велось. Единственное, чем они занимались, – продолжали избивать задержанных.

Оказалось, что в том месте азовцы и их покровители с депутатскими мандатами решили устроить отдых. Кирилла и еще одного парня по имени Эдик бросили в камеру на разорванный в клочья матрац. Поразительно, что занимались зверствами не только мужчины, но и женщины. До самого утра израненным парням не давали сомкнуть глаз, а утром решили везти их куда-то дальше. К тому моменту садисты решили пополнить список издевательств, добавив в него удушение целлофановыми пакетами. И этого садистам оказалось недостаточно. Пленных выводили в лесополосу и там имитировали расстрел. Это сейчас понятно, что так они внушали страх, а Кириллу тогда каждая выпущенная автоматная очередь казалась последним звуком, который он услышит.

Все это время Мосийчук не только присутствовал, но и раздавал приказы. Один из таких четко отложился в памяти Кирилла Филичкина.

– По дороге в Киев эти же люди расстреляли «Ниву», за рулем которой был обычный егерь. Причиной убийства стал элементарный обгон этой импровизированной колонны. Позже, конечно, погибшему приписали незаконное ношение оружия. Я знаю, что это ложь, ведь ехал вместе с убийцами, слышал, о чем они говорят. А им изначально сказали не пропускать машину, а потом и вовсе поступил приказ уничтожить объект. Затем Мосийчуку позвонил, насколько я понял, кто-то из МВД и распорядился наградить некоторых из убийц ни в чем не повинного егеря, а также выдать им удостоверения сотрудников милиции.

За время дороги Кирилл выслушал еще многое: и упреки в том, что он, дескать, не знает настоящих, по их мнению, героев; рассказывали (да что там рассказывали – проповедовали!) о Бандере и Шухевиче. По разговорам самих же людей Мосийчука, выяснялось, что за несколько месяцев до этого они едва ли не все занимались рэкетом: грабили и убивали людей. «Нам сказали делать то же самое, но только уже в Донбассе», – говорил кто-то из них, при этом добавлял, что зарплату им определили в 750 гривен в день. Из этих же разговоров выяснилось, что до поездки в Мариуполь кто-то из депутатов Верховной рады посодействовал им в вооружении, которое они получили в одной из воинских частей.

Затем пленных привезли в Министерство внутренних дел Украины. Так вышло, что они были одними з первых, в МВД даже не знали, что с ними делать. Замешательство оказалось очень кратковременным, сотрудники внутренних органов продолжили издевательства над пленными.

Следующим пунктом стал изолятор временного содержания. Удивительно, но там Кирилла отказались принимать из-за количества полученных травм. Тут стоит отдать должное спецподразделению «Сокол», сотрудники которого возили Филичкина по больницам. Но и этих ребят надолго не хватило, Кириллу пришлось написать расписку, что за свое здоровье ответственность несет только он.

Затем был суд. Дело, как нетрудно догадаться, сфабриковали. Кирилла Филичкина осудили на 12 лет с полной конфискацией имущества. Через три с половиной года наш собеседник получил помилование, и его направили на обмен, который все равно пытались сорвать всеми правдами и неправдами. И какую-то необъяснимую заинтересованность в срыве обмена Кирилла проявляли Ирина Геращенко и Валерия Лутковская. Именно те, которые, в сущности, должны всячески способствовать процессу обмена.

К счастью, все это уже в прошлом. 27 декабря 2017 года Кирилл оказался на свободе. Он признается, что дома дышится по-особенному, легче и что жизнь потихоньку налаживается. Его пролечили в больнице, дали комнату в общежитии. Но впереди еще множество проблем, которые нужно решить.

Все изменившая встреча

Денису Романенко повезло несколько больше, однако и его удачу огромной назвать нельзя. Его в 2014 году в мариупольских средствах массовой информации не упоминал только ленивый. 13 июня, когда в город приехал Ляшко, был захват штаба. Многих активистов задержали, а Денис и еще несколько человек нашли путь, который никем не прикрывался. По нему им и удалось скрыться.

За плечами у Романенко есть опыт службы в армии, но на баррикады он пошел не сразу.

– До того как весь этот ужас не коснулся моего города, я, признаться, не сильно интересовался ни Майданом, ни его вероятными последствиями. Когда в Мариуполе начались митинги в поддержку Республики и речь пошла о захвате здания горисполкома, я понял, что не должен оставаться в стороне.

События, после которых Дениса могли задержать, происходили в июне 2014 года, а в руки тамошних властей он попал только весной 2016 года. Все это время Романенко находился в Мариуполе, числясь при этом в международном розыске по обвинению в терроризме и злостном хулиганстве.

В разговоре с корреспондентом «Донецкого времени» Денис Романенко признался, что мог бы еще долго оставаться незамеченным. Ведь на тот период органы внутренних дел интересовал уже не так сильно. Все изменила одна встреча.

– Меня подвела моя же неосторожность – просто встретился не с теми людьми. Я позже понял, что та встреча была лишней. По данным МВД, я находился на территории, неподконтрольной Украине, но обо мне донесли куда следует. Представьте, для моего задержания была разработана целая операция.

Если первые полгода места жительства Денисом регулярно менялись, то на момент задержания он проживал в съемной квартире больше года. По тому адресу за ним и приехали – оцепили дом, пригласили, как принято у украинского «правосудия», журналистов. Нужно ведь отчитаться перед общественностью в очередной успешной спецоперации.

– Я догадывался, что рано или поздно это случится, – вспоминает Денис. – Незадолго до ареста в моей квартире отключили Интернет. Я понимал, что это неслучайно. Понимаете, если бы я сразу скрылся, то этим подставил бы людей, которые мне помогали. Сопротивляться при задержании я даже и не думал, в моем случае это было бы бессмысленно.

Процесс осуждения Романенко двигался очень быстрыми темпами. Вечером его привезли в СБУ, там провели допросы и даже предоставили государственного адвоката для юридической помощи, затем отвезли в ИВС.

Все это старались делать быстро и по возможности по закону, чтобы не возникло лишних вопросов. Но они все равно появлялись – только на досудебном разбирательстве сменились три адвоката, а в процессе всего расследования к задержанному приходил прокурор, угрожая большим сроком и приписывая лишние статьи Уголовного кодекса. В итоге Дениса осудили на 10 лет, по предъявленным обвинениям это минимум. Отбывать срок он должен был в Мариупольском СИЗО.

– Почему же вы не покинули город сразу? – задаю вполне уместный вопрос.

– Возможность уехать из Мариуполя у меня, конечно же, была, но были и причины для того, чтобы остаться. Так, поначалу я не знал, что с остальными ребятами, какова их судьба. Оказалось, что некоторых арестовали очень быстро и они находятся в местах лишения свободы, а некоторых даже успели и обменять. Что сейчас рассуждать – случилось так, как случилось. Честно скажу, за все это время я ни о чем не пожалел. Единственное, что делал, – это обдумывал, что можно было сделать лучше.

Свои первые минуты на свободе Денис, наверное, запомнил на всю оставшуюся жизнь.

– Я вышел из автобуса для обмена, осмотрелся, и показалось, будто ничего и не было. А в Донецке появились такие легкие ощущения, каких не было до начала всех этих событий в Мариуполе. Мне здесь нравится.

Мариупольцы освобожденные


Встреча организована пресс-службой уполномоченного по правам человека в Донецкой Народной Республике

Газета «Донецкое время», 21 марта 2018, № 11 (127)

Екатерина СЕРЕДА. Фото Валерия ЛУКИЧА

Газета «Донецкое время» выходит по средам. 32 полосы с телепрограммой. Реализуется во всех точках розничной продажи прессы и супермаркетах «Первый Республиканский» на территории Донецкой Народной Республики. Подписной индекс – 28036. Подписку на газету «Донецкое время» можно оформить во всех отделениях связи ДНР.

Мариупольцы освобожденные
Кирилл Филичкин


Мариупольцы освобожденные
Денис Романенко









Комментарии


Мобильная версия сайта
ВКОНТАКТЕ


FACEBOOK


ОДНОКЛАССНИКИ


ТВИТЫ


GOOGLE+