» » Славные дочери Донбасса

Славные дочери Донбасса

08 март 2018 13:07 | 5 647 |
Славные дочери Донбасса

Славные дочери Донбасса


Женщины в шахте ‒ тема, незаслуженно обойденная вниманием. А ведь именно «слабому полу» пришлось взяться за восстановление шахт после освобождения Донбасса от немецко-фашистских захватчиков.

«Женщины вернули Донбасс к жизни»

«Мы шахты Донбасса восстановили благодаря женщинам. Кадровых рабочих-мужчин было мало. Осенью 1943 года горняков основных профессий только начали возвращать с фронта. Их было немного, многие уже погибли. Мы, пацаны, работали от души, но еще ничего толком не умели. Поэтому всё легло на женщин. Между прочим, они часто работали получше мужиков. Нам надо всегда помнить: женщины вернули Донбасс к жизни». Это рассказ моего отца, который 15-летним мальчишкой в 1944 году начал работать на восстановлении шахт Донбасса…

Осенью 1943-го наши войска освободили Донбасс. Крупнейший угольный регион лежал в руинах. Донецкий историк Лариса Мазитова приводит вот такие цифры: «В общей сложности было разрушено и затоплено 882 шахты, 2 500 километров горных выработок. Было выведено из строя 92% надшахтных строений и сооружений, 98% сортировочных и подъемных машин, 95% котельных и угольных бункеров». Оценивая ситуацию в «индустриальном бастионе» СССР, газета «Нью-Йорк Таймс» вынесла в те дни свой американский вердикт: «Донбасс потерян… На его восстановление понадобятся десятилетия». Но как ошибались союзнички! Это по их, американским канонам жизни, где бал правит доллар, было посчитано. Для них неведом патриотизм советского человека, ради блага страны готового на всё. И конечно, первыми в этом боевом строю трудового фронта были женщины, которые принялись за восстановление шахт и городов, взяли в руки обушок, чтобы рубать уголь для общей победы. Для возрождения Великой страны и родного Донбасса. Совсем юные девчонки и женщины в возрасте пришли на смену мужьям, братьям и отцам.

«В забой, дочери Донбасса!»

Это только некоторые выдержки из хроники стахановского движения горнячек.

Сентябрь 1943 года. Домохозяйки поселка шахты № 30 треста «Рутченковуголь» по инициативе Евдокии Федоровны Королевой (знаменитой бабы Королихи) провели рейд по дворам и собрали для работы в шахте 75 грабарок, 60 ламп, 20 обушков, 37 кайл, 9 буров и много другого горняцкого инструмента.

Сентябрь 1943 года. «Муж – в бой, жена – в забой, сестра – у ствола: вся горняцкая семья уголь рубает, фашистов бить помогает». Так назвали в Горловке инициативу жены фронтовика Нины Кузьменко, шахтерских дочерей Марии Гришутиной, Розы Бурых, Зинаиды Лагутиной, Акулины Плачинды, Любови Шеванды. Они вместе с труженицами Кадиевки (ныне – Енакиево) призвали женщин Донбасса идти работать в шахты, осваивать подземные профессии, чтобы помочь фронтовикам поскорее разгромить врага.

Октябрь 1943 года. Среди горнячек Донбасса разворачивается движение за звание «Мастер угля в дни Отечественной войны», начатое горняками шахт «Холодная Балка» Макеевского района и № 3-бис Краснодонского района. Это звание было учреждено Наркоматом угольной промышленности СССР и ЦК профсоюзов угольщиков Донбасса в 1943 году. И присуждалось забойщикам, навалоотбойщикам, машинистам врубовых машин, проходчикам стволов и рабочим других специальностей, выполнявшим месячную норму не менее чем на 150 процентов.

21 декабря 1943 года. Открылся слет женщин и девушек Кадиевского района Ворошиловградской области. 150 лучших передовиков угольной промышленности писали в своем обращении: «Девушки! Идите в шахты, на самые решающие участки работы. Давайте создадим женские бригады забойщиков, навалоотбойщиков, вагонщиков, проходчиков, грузчиков, уборщиков породы. В забой, дочери Донбасса!»

29 декабря 1943 года. Нина Кузьменко установила рекорд в честь новогоднего праздника. Перевыполнила норму на 940 процентов.

7 января 1944 года. Александра Ананьева, забойщица шахты № 19/20 треста «Артемуголь» выполняет задание на 900 процентов.

Январь 1944 года. Девичья бригада 19-летней Марии Гришутиной – Екатерина Бабенко, Анна Берлизова, Мария Дроздова, Ирина Раевская – ежесменно выполняет норму на 200 процентов.

30 января 1944 года. Мария Гришутина устанавливает небывалый рекорд производительности труда. Она нарубила обушком 40 тонн угля, что составляет 1 145 процентов нормы, т. е. выполнила почти двухнедельную работу рядового шахтера.

Февраль 1944 года. Засияло новое славное стахановское имя – Марии Пековой, забойщицы шахты № 99 «Капитальная» треста «Сталинуголь». Она ежедневно перекрывает нормы на 250–280 процентов.

Февраль 1944 года. Происходит бурный рост рядов женщин-стахановок. Забойщица горловской шахты № 19/20 Акулина Макарова, женские бригады Марии Медвецкой и Татьяны Ионовой шахты «Новомушкетово» треста «Буденновуголь», бригада Татьяны Тарутиной с шахты имени Феликса Кона треста «Куйбышевуголь» и множество других регулярно выполняют сменное задание на 150–170 процентов. Газеты ежедневно печатают снимки и рассказывают читателям о задорных девчатах.

Февраль 1944 года. Вчерашние колхозницы Наталья Савченко и Ольга Янченко, прибывшие из Запорожской области на шахту № 14 треста «Боковоантрацит», быстро овладели горняцкими профессиями, из месяца в месяц перекрывают нормы в два раза.

15 марта 1944 года. Вера Оракулова устанавливает новый вседонецкий рекорд, который воспринимается даже бывалыми горняками как фантастическое для женщин достижение. Она нарубила за смену 71 тонну угля – 1 400 процентов задания! Редакция выездного спецвыпуска газеты «Правда» в Донбассе, помещая это сообщение на первой полосе рядом с военными сводками Совинформбюро, задает вопрос: «Может ли кто-нибудь из забойщиц приблизиться к повторению рекорда?» Ответ на него, еще более неожиданный, последовал через три месяца.

15 июня 1944 года. Мария Гришутина, действуя обушком, устанавливает абсолютный рекорд добычи угля среди женщин-горнячек: выполняет сменное задание на 1 525! Об этом ошеломительном результате сообщает горловская газета «Кочегарка».

О новаторах движения

В воссоздание героизма женщин Донбасса неоценим вклад Юрия Петровича Иванова. Знатного горняка, 54 года проработавшего в угольной промышленности, прошедшего путь от помощника начальника участка до директора шахты и затем начальника управления Минуглепрома Украины. Именно его стараниями была выпущена единственная на сегодня книга, полномасштабно рассказывающая о женщинах-спасительницах Донбасса. Она называется «Второе рождение Донбасса». Именно из этого издания взята хроника стахановского движения горнячек, опубликованная выше.

Этот фундаментальный сборник – кладезь информации. На его страницах – замечательные очерки о женщинах-горнячках. В последующих номерах «Донецкого времени» мы будем публиковать эти живые свидетельства непоказного героизма женщин Донбасса. Чтобы помнили. Чтобы нынешние и грядущие поколения знали, чьим самоотверженным трудом был восстановлен Донбасс. Но сегодня мы обратимся к другому изданию.

В 1971 году в издательстве «Донбасс» вышел сборник «Фронтовые вахты». В нем собраны очерки, воспоминания, статьи, документы о трудовом подвиге нашего народа во время Великой Отечественной войны. И конечно, почетное место в этой книге занял очерк А. Ярового «Мария Гришутина и другие». Это емкий рассказ не только о героине, но и ее подругах, на чьи плечи 75 лет назад лег тяжелый горняцкий труд. Он повествует о том, как они сумели заменить мужчин и давать стране уголь, столь необходимый для победы над врагом.

Сегодня «Донецкое время» публикует этот рассказ без купюр. Единственное, что сделано, – очерк разбит на подзаголовки. В остальном вашему вниманию – первоисточник, дышащий той эпохой, когда трудовая доблесть была в почете.

«Я буду шахтером»

В феврале 1944 года из действующей армии на горловскую шахту № 19/20 на имя Марии Гришутиной пришло письмо. Артиллеристы-фронтовики Яков Обоев и Василий Шугай писали: «Радуемся мы вашим успехам, дорогие подруги. Сейчас мы получаем снарядов столько, сколько нужно для победы. И мы всегда говорим друг другу: «Мария, Роза и Зина постарались. Это они рубают уголь для плавки металла…»

Прошло всего полгода, как Донбасс был освобожден от фашистских захватчиков. Но уже гремели отбойные молотки в забоях шахты № 19/20, и днем, и ночью по стволу непрерывным потоком шел уголь. В одном из забоев работала комсомольская бригада имени Зои Космодемьянской. Вместе с бригадиром Марией Гришутиной уголь рубали Роза Бурых, Зинаида Лагутина, Екатерина Бабенко, Ирина Раевская.

...Давно мечтала Мария о горняцкой профессии. Еще девчонкой она с восхищением слушала рассказы отца о стахановских вахтах, о капризных пластах, которые покорялись умелым рукам забойщиков. Но, учитывая тяжелые условия подземного труда, Советская власть не разрешала женщинам работать в угольных забоях.

– Нет, я буду шахтером, – твердо заявила как-то Мария своим подругам. – Пусть не забойщиком, так выучусь на маркшейдера.

И сразу же после окончания семилетки пошла в горный техникум. Но уже на втором курсе пришлось прервать учебу: фашисты ворвались в Донбасс. Мария и ее подруги прятались по селам, чтобы не быть угнанными в Германию.

5 сентября 1943 года, на другой день после освобождения Горловки, Мария вновь появилась на шахте. Вместе с подругами расчищала от мусора шахтный двор, ходила по квартирам, собирала горняцкий инструмент.

В эти дни она прочитала в газетах сообщение, что уральские девушки на копейских шахтах заменили фронтовиков. Время было военное, женщинам разрешили спуститься в забой.

– Пойду и я в шахту, – твердо заявила дома девушка.

Мать благословила Марию:

– Иди, дочка, иди и не робей. Наш род горняцкий: отец твой старый шахтер, а на работе молодым не уступает. И ты, дочка, не урони чести Гришутиных.

Отец, Семен Федорович Гришутин, подарил Марии обушок, каску и тоже напутствовал дочь добрым словом.

Пласт силой не возьмешь

Трудно было на первых порах. Обушок скользил в неопытных руках, зубок впивался в твердый угольный пласт, разлетались осколки, а пласт не поддавался.

Но рядом с Марией был известный на шахте своим мастерством забойщик Петр Борисенко.

– Не горячись, дочка, – мягко сказал старый шахтер, понаблюдав за работой девушки. – Силой пласт никогда не возьмешь, рубать его надо с толком.

Петр Борисенко показал, как нужно производить подрубку пласта у почвы, чтобы расслабить его, как нащупать в пласте наслоение, или по-шахтерски – найти кливаж.

– Понимаешь, дочка, возьми ты, скажем, бревно и руби его поперек. Сколько сил нужно приложить. Ну, а если это бревно вдоль ударить топором, оно сразу и расколется. Так и угольный пласт. Клюешь ты его в лоб, и он не поддается. А вот я ударил вдоль по кливажу, гляди, какие глыбы в «магазин» повалились.

Учил Марию Петр Борисенко, учили и Михаил Афонин, и Иван Сатанин. Один показал, как нужно нарезать «куток» в лаве, другие – как следует крепить кровлю, чтобы не только уберечь себя от обрушения породы, но и давление кровли использовать для отжима пласта.

Женские фронтовые бригады

Постепенно, усвоив приемы своих учителей, она уже легко справлялась с нормой. По соседству также овладевали забойщицким делом ее подруги. Вскоре они вместе объединились в одну бригаду. Возглавила ее Мария Гришутина.

В декабре 1943 года в Горловке состоялся слет молодых горнячек. К этому времени шестьсот девушек и женщин работали уже в шахтах откатчицами, уборщиками породы, лесогонами, забойщиками. Они обменялись на слете своим первым опытом, а потом обратились ко всем девушкам и женщинам Донецкого бассейна с призывом: «Дорогие подруги! Трудом в забое поможем Красной Армии разгромить врага!»

Слет горловских горнячек взял на себя обязательство: в первом квартале 1944 года подготовить 200 лесогонов, 200 крепильщиков, 50 забойщиков, 40 машинистов электровозов и десятки других специалистов угольного дела. Было решено создать на каждой шахте не менее 10 женских фронтовых бригад.

Призыв горловских горнячек был услышан в Донбассе.

В Енакиево, на шахте «Красный Октябрь», первой спустилась в забой комсомолка Нина Орехова. Через некоторое время она стала выполнять по две забойщицкие нормы. Вскоре и Нина Орехова возглавила женскую бригаду.

В Макеевке на шахте № 45 первой овладела горняцкой профессией Мария Пекова. Поначалу она работала в проходческой бригаде, а когда шахтеры добрались до угольного пласта, нарезали лаву, Мария Пекова стала навалоотбойщиком.

В Снежном на шахте № 13 в забой спустилась жена фронтовика Нина Кузьменко. Ее примеру последовали десятки женщин.

В седьмом шахтоуправлении треста «Зуевантрацит» первыми навалоотбойщиками-женщинами стали Вера Мельникова и Анастасия Ковальчук. Спустя месяц они уже ни в чем не уступали мужчинам.

В 1944 году фронтовых женских бригад было уже несколько сотен.

А бригада Марии Гришутиной тем временем повышала свое мастерство, поражала своими успехами даже опытных шахтеров.

Пришли новые девушки: Лида Васильева. Полина Романова, Татьяна Гнедова. Теперь уже Мария помогала новичкам.

Вдвое, втрое выше нормы

В те дни бригада Марии давала по 120–130 процентов нормы. А на соседнем участке работала мужская бригада Маслиева, которая с трудом справлялась со своим заданием. Забойщики жаловались на слабую кровлю, на большие включения колчедана в пласте. Какая-то доля правды была в этом, но в то же время на шахте видели, что не все в маслиевской бригаде работают дружно.

Прослышав об этом, Роза Бурых возмутилась:

– Да разве можно в такое время на норме ехать? Это же позор. Пристыдить их нужно нам на наряде.

– Можно и пристыдить, – заявила Мария. – А можно и по-иному поступить: вызвать бригаду Маслиева на соревнование. Да пусть потом и посмотрят людям в глаза, если мы, девчата, обставим их.

Мысль эта понравилась всем. И однажды на наряде от имени своих подруг Мария Гришутина предложила потягаться умением. Со своей стороны она заявила, что бригада будет выполнять норму на 150 процентов. Для девушек в то время это был высокий рубеж. Но уж они все рассчитали и были уверены, что не подкачают.

Маслиевцы даже опешили от такого предложения. Среди забойщиков послышался шепот:

– Эк, куда их понесло... Земли под собой не чуют.

– Зарвались. Пришли в забой и думают, что Бога за бороду ухватили.

– У них и лава-то легче. Попробовали бы в нашей.

Последнюю реплику услышала Гришутина.

– Можно и лавами поменяться.

– Да нет, не нужно, – уклончиво ответил мужской бригадир.

Маслиев, как говорят горняки, шахтер был правильный. Его и самого удручало нерадивое отношение к делу некоторых забойщиков.

Деваться маслиевцам было некуда. Брать такое же обязательство, полторы нормы в смену, как и девушки, стыдно!

И Маслиев решительно заявил, что они будут давать по две нормы в смену.

Теперь трудно сказать, что сделала бригада Маслиева, какую перестройку она произвела в своих рядах, но факт остается фактом. Не сразу, конечно, а спустя некоторое время маслиевцы начали выполнять нормы на двести процентов. Теперь пришлось девчатам подтягиваться.

Рубить уголек по-стахановски

Вскоре бригаде Марии Гришутиной было присвоено имя Зои Космодемьянской. И теперь Марию и ее подруг волновало одно: сможет ли бригада быть достойной имени бессмертной комсомолки, отдавшей свою жизнь за Родину?!

На другой день перед спуском в шахту Гришутина собрала своих подруг.

– Нам оказали высокую честь, – сказала она. – И это нас ко многому обязывает. Давайте договоримся: меньше двух норм не давать, одну за себя, другую – за нее, за нашу Зою.

И с тех пор девушки стремились сдержать свою клятву. Чтобы ни случилось в забое, каким бы ни оказался пласт, они всегда старались вырабатывать не меньше двух норм.

Однажды Екатерина Бабенко работала во втором уступе. Поначалу дело шло хорошо, уголь рекой низвергался по лаве, а потом поток приостановился. Мария была недалеко. Она поторопилась к подруге.

– В чем дело, Катя?

– Не пойму, что здесь, вроде на пережим нарвалась.

Мария осмотрела забой.

– Пережим, точно. Придется тебе целик до пережима выбирать. А там порода отстоится и сама вниз уйдет. Только не зевай, сразу крепи, а то беды наделаешь. Можно уступ завалить.

Долго билась в своем уступе Екатерина. Закончив вырубку в своих уступах, пришли на помощь ей подруги. И, как всегда, и во втором уступе норма была выполнена двойная. Не три с половиной тонны угля вырубила Бабенко, а все семь.

Шли дни, месяцы. Росло мастерство девчат. Однажды шахтерская Горловка узнала: бригада имени Зои Космодемьянской выполнила за смену шесть норм. Но и это не оказалось пределом. Вскоре Мария выполнила личную норму на тысячу процентов. Тут даже видавшие виды шахтеры ахнули.

– По-стахановски рубишь уголек, Мария, – похвалил ее Петр Борисенко.

Родина высоко оценила героический труд девушек. Уже в 1944 году бригаде Марии Гришутиной было вручено переходящее Красное знамя Государственного Комитета Обороны. А в 1945 году его присудили бригаде навечно. Сегодня Красное знамя ГКО бригады Марии Гришутиной хранится в областном краеведческом музее.

Высоких наград была удостоена и сама Мария Гришутина. Она награждена двумя орденами «Знак почета», медалями «За восстановление угольных шахт Донбасса» и «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», знаком «Шахтерская слава» III степени.

...Прошли годы. Мария вновь взялась за учебу, окончила горный техникум, вышла замуж, и теперь она уже Гришутина-Ломонос. Работает диспетчером на шахте «Горловская-Глубокая».

А подруги? Одни ушли на стройки, другие растили детей...

Но и сегодня они часто встречаются вместе и вспоминают те боевые дни войны, которые породнили их.

Автор выражает признательность за содействие в подготовке материала отделу краеведения Донецкой республиканской универсальной научной библиотеки им. Крупской.

Газета «Донецкое время», 7 марта 2018, № 9 (125)

Олег АНТИПОВ

Газета «Донецкое время» выходит по средам. 32 полосы с телепрограммой. Реализуется во всех точках розничной продажи прессы и супермаркетах «Первый Республиканский» на территории Донецкой Народной Республики. Подписной индекс – 28036. Подписку на газету «Донецкое время» можно оформить во всех отделениях связи ДНР.

Славные дочери Донбасса

Славные дочери Донбасса

Славные дочери Донбасса

Славные дочери Донбасса

Славные дочери Донбасса









Комментарии


Мобильная версия сайта
ВКОНТАКТЕ


FACEBOOK


ОДНОКЛАССНИКИ


ТВИТЫ


GOOGLE+