» » Не слабый пол

Не слабый пол

08 март 2018 13:07 | 4 981 |
Не слабый пол

Не слабый пол


Немецкий политический деятель Клара Цеткин наверняка и подумать не могла, что женщины смогут не только принимать участие в выборах и работать вместе с мужчинами, но и брать в руки оружие, отправляясь на защиту родины. В канун самого женского дня в году как никогда уместно рассказать о женщинах в погонах.

Татьяна и две Елены

Сейчас в нашей стране сложно кого-то удивить женщиной в военной форме. Согласитесь, четыре года назад такое явление было большой редкостью. Почему же представительницы прекрасной половины человечества сменили домашний уют на казармы и окопы и как сейчас им приходится? В этом предлагаем разобраться вместе с собеседницами «Донецкого времени» – военнослужащими Донецкой Народной Республики.

Татьяна с позывным Весна, Елена - Христа, Елена - Гроза… Все они взрослые, непохожие друг на друга женщины, их мнение и взгляды на жизнь уже давно сформировались, но что-то заставило их покинуть зону комфорта и начать ежедневно рисковать собой. За время службы наши собеседницы прошли проверку на прочность характера и силы духа, многому научились, но при этом своего женского очарования не растеряли. Давайте знакомиться!

А чуть позже приснилась война…

Весна родом с временно оккупированной территории Донбасса, поэтому ни фамилию, ни название города озвучивать не будем. Причины этого, надеюсь, называть нет необходимости. По специальности она портной, долгое время работала в ателье, а затем вместе с мужем открыла частное предприятие. В общем, все было относительно благополучно, но врожденное чувство справедливости никак не давало игнорировать то, что начало происходить в Донбассе в конце 2013 года.

– Тогда мы с друзьями очень горячо обсуждали происходящее на киевском Майдане, но даже не представляли, чем все это может обернуться, – голос Татьяны дрожит, а на глаза тем временем накатываются слезы. – В 2014 году я буквально не отходила от телевизора, следила за февральскими событиями в Киеве. Дочка говорила, что я разговаривала с экраном, настолько не могла смотреть на это спокойно. Помню, как смотрели прямые эфиры начала уличных боев. А чуть позже мне приснилась война. Страшнейший черно-белый сон, в котором едут танки и гибнут люди. Утром проснулась и сказала дочери, что нас ждет война.

Потом Татьяна вместе с друзьями ходила на митинги в своем городе, где записалась в группу народного ополчения Донбасса. В один из дней ей позвонила подруга и сказала, что бывшую областную администрацию заняли ополченцы и срочно нужно ехать к ним на помощь. Так Весна и еще несколько женщин поздно вечером сели в автобус и отправились в Донецк. На месте рядом с ними оказался горный спасатель из Доброполья, тот приехал по своей инициативе и всячески помогал советами медикам-волонтерам.

– До сих пор прекрасно помню, как мы готовились к штурму, – говорит Весна. – Моменты первого страха навсегда врезались в память. Сейчас, возможно, путаюсь, но первыми прошли пожарные машины, тогда уже пошли разговоры, что вот-вот начнется. Сердце бешено заколотилось. Ребята, стоящие рядом, сказали, чтобы женщины сразу прятались. Мы не согласились. Как же так? Помогать ведь приехали! Позже прошли автомобили скорой помощи, и снова все вернулись в то состояние. Когда погасли прожекторы, подумали, что теперь точно будет штурм. Но к счастью, его в ту ночь не было. В 6 утра мы поехали домой и узнали, что в Константиновке на блокпосту задержали украинских военных, направлявшихся в машинах скорой в Донецк.

Подобные поездки продолжались еще не один раз. Бывало, что людям создавали целое множество преград: отказывали в транспорте, задерживали на блокпостах, не пропускали… Но наш народ остановить уже было невозможно.

– Мы делали все, чтобы приехать в Донецк, – вспоминает моя собеседница. – Добирались на перекладных, вызванивали знакомых с личным транспортом. На самом деле тогда было жутко. В тот период я всегда носила с собой паспорт, чтобы меня опознали, если вдруг что-то случится.

Страшно представить, что происходило в душах тех, кто пытался отстоять свое и каждый день рисковал жизнью, непрерывно ожидая удара в спину. Татьяна не может сдерживать слезы, когда рассказывает, как отправляла двенадцатилетнюю дочь в эвакуацию, а затем шла по пустому городу и рыдала. Весна до сих пор чувствует себя виноватой в том, что их населенный пункт пришлось покинуть.

– Знаете, мне стыдно. Мы ушли и оставили там стариков и людей, которые вынуждены сейчас жить в постоянном страхе. А они нас поддерживали, верили нам… Надеюсь, жизнь все расставит по своим местам!

Христа и ее миссия

О том, как продвигалась дальше служба Весны, расскажу чуть позже, а теперь разрешите познакомить вас с Еленой с позывным Христа.

На вопрос, донецкая ли она, Елена отвечает с трудом. Говорит, что лучшие годы своей жизни прожила в Донецке, а потом почти на 15 лет уехала в Россию. Когда нужно было оформить кое-какие документы, Христа вернулась в столицу Донбасса и решила просто остаться здесь.

– Я бешено соскучилась по городу! – восклицает Елена. – Первое время ходила и почти кричала, как люблю Донецк. Спустя пару лет случилось то, что случилось. Я параллельно следила за развитием событий на Майдане и возле здания бывшей ОГА в Донецке. И твердо решила идти на баррикады. Там встретила многих знакомых, и внутри что-то щелкнуло – пришло осознание того, что дальше будет сложнее. Скажем так, в полном объеме открылись глаза на происходящее и на окружающих.

Некоторое время Елена жила в Крыму, поэтому каждое политическое событие воспринимала очень категорично.

– Крым – мой! Донецк – мой! Россия – моя! Я не хотела даже представлять, как сюда придет какой-то «бандерлог» и начнет учить наших детей своим понятиям. У меня дед погиб под Ленинградом, я не могла просто так сдаться!

Не могла и не сдавалась. Эта хрупкая, но смелая женщина не пропустила ни одного митинга, потому что считала, что без нее результата не будет. Эх, если бы все так думали. Дальше у Елены было медико-миссионерское служение от церкви, и она оказывала первую помощь людям в бывшей ОГА. В мае она перешла в военный госпиталь, там катастрофически не хватало медработников, а раненых из Славянска все везли и везли…

– Один раз в качестве сопровождения ехали тремя автобусами на Изварино, – вспоминает Христа. – Тогда я увидела армию мужиков, которые стояли на выезд. Бесконечная очередь из автомобилей, и в каждом находилось по несколько мужчин. Меня это поразило. Эту бы армию, да мы бы врага шапками закидали! Затем разговаривала с девчонками, которые стояли на КПП. Так те рассказали, что в качестве издевки предлагали мужикам надевать бюстгальтеры и юбки, чтобы пройти без очереди, а те соглашались. До сих пор в голове не укладывается, как же можно было так хотеть сбежать, чтобы полностью потерять всякое самоуважение.

Но сама война для Христы началась позже, когда она увидела разбитые дома в Снежном и выслушала переживания пострадавших при обстрелах. В начале августа 2014 года Елена вошла в состав одного боевого подразделения, а 13 августа в селе Грабском они понесли первые потери.

– Очень жаль было ребят, товарищей. На войне ведь быстро начинаешь дружить, переживаешь за каждого. Со временем, конечно, ко всему привыкаешь и относишься холоднее, потому что иначе никаких сил не хватит.

Поначалу Христа тепло относилась и к военнопленным. Сама говорит, что первое время едва ли не тряслась над ними – жалела очень, но этот порыв быстро прошел. Раньше она думала, что им просто нужно все объяснить, рассказать, но война показала, что эта точка зрения далека от истины.

– Этим нелюдям абсолютно плевать на нас, на наших детей, стариков. Я пыталась поговорить со многими, но потом перестала сдерживаться и едва ли не кричала. Да им на колени надо было становиться перед Донбассом, благодарить его. А они что делали? Кричали, что мы люди второго сорта, быдло, что всех уничтожить надо. Даже вспоминать противно…

Отважная Гроза

Тезка нашей предыдущей собеседницы с позывным Гроза родом из Макеевки, поселка Ясиновка. Всю жизнь работала по специальности – озеленителем, облагораживала Донецк. По собственному признанию, о войне не думала до тех пор, пока не увидела, как на Майдане начали сжигать ребят из «Беркута». Вот тогда и поняла, что это ничем хорошим не закончится, хотя всю серьезность ситуации еще не осознавала.

– Я старалась не пропускать все митинги, которые проходили в Макеевке, – поясняет Елена. – При этом продолжала работать и по ночам охранять стратегически важные объекты, в основном водоемы. Но когда начались события в Славянске, стала помогать на блокпостах.

На службу Гроза попала, когда в Донецк пришел Стрелков и появился мобилизационный центр. Там у нее было много обязанностей, и она прошла путь от нарядов на кухне до должности начальника караульной службы и коменданта расположения. В августе центр разбила артиллерия ВСУ. Когда шесть женщин передислоцировали на службу в Снежное, они встретились с командиром разведки с позывным Рязань. С того дня Елена стала служить в разведке.

Если честно, я думала, что семьи моих собеседниц отрицательно отнеслись к их решению вступить в ряды ополчения, но в жизни все оказалось несколько иначе. Весне ее на тот момент совсем юная дочка сказала ехать в Донецк не раздумывая, ведь это нужное дело, правое. Взрослые дочери Христы тоже были абсолютно положительно настроены, но, так как Донецк они толком не знали, особой инициативы со своей стороны проявлять не стали. Дочь и внучка Грозы очень переживали за нее, особенно когда не было с ней связи, но остановить ее не смогли. Переубедить Елену попросту невозможно, особенно после событий в Одессе и первых самолетов, пролетавших над их домом. Зато теперь обе очень гордятся своей бабушкой и мамой.

Весна и Христа несут службу в Республиканской гвардии, а Гроза – в подразделении специального назначения «Витязь» на совсем неженской должности исполняющей обязанности командира взвода огневой поддержки.

Без напоминаний и приказов

У войны, говорят, не женское лицо, но все-таки каково приходится представительницам прекрасной половины человечества в боевых условиях?

– Женщина на войне и мать, и сестра, и даже психолог, – говорит Гроза. – Ко мне часто приходили ребята просто за каким-то советом. Так мы вместе решали многие служебные и семейные проблемы. А мужчины, в свою очередь, очень стараются во всем помогать мне. Какой бы сильной я ни старалась казаться, они не дают забыть, кем я являюсь на самом деле. Любую тяжелую работу парни пытаются выполнить без напоминаний и приказов. Благодаря таким поступкам становится понятно, что во время боя они не бросят и прикроют спину. Об особых сложностях сказать не могу, когда идешь наравне с ребятами, думаешь не о себе, а о них, чтобы все вернулись живыми и здоровыми. Если говорить об оружии, то научиться этому можно, было бы желание. Когда только обучалась, сильно психовала, но опять же спасибо ребятам и бывшему командиру, они меня поддержали и помогали.

– Служить с мужчинами для меня нормально, – отвечает Христа. – Возможно, если бы была моложе, сталкивалась бы с какими-то сложностями, а так – все для меня родненькие, особенно это чувствуешь на боевых – сердце болит за каждого. Ребята всегда стараются облегчить нам службу. Например, на ротацию я еду в полном обмундировании, а они сразу же забирают все вплоть до спального мешка, чтобы я не тащила тяжести.

– Мужчины нас очень оберегают, – дополняет сослуживцев Весна. – Помню, когда на Авдеевской промзоне по нам сработали минометы, командир кричал: «Весна, жива?!» На войне не такая забота, как в мирной жизни. Она не так заметна, но все равно очень важна. Перечислить, чему научилась, будет очень сложно. Быт у меня поменялся кардинально, я стала минималисткой. Поняла, что многие вещи абсолютно не нужны. Без очень многого можно обойтись без труда. Война поменяла ценности и жизненные приоритеты. Раньше хотели каких-то материальных благ, достатка, ремонта в квартире... Как-то не задумывались о ценности воды и электричества, а сейчас это очень ценишь. В одном из городов нам встретился местный житель, дядя Коля, у которого во дворе стоял душ. Он разрешал нам приносить воду и купаться. Знаете, это маленькое не совсем уютное помещение тогда казалось самым настоящим раем на земле.

Между прочим, радовать своих женщин мужчины не забывают и в условиях боевых действий. На каждый Международный женский день они стараются сделать хотя бы какой-то маленький презент. В основном это цветы и конфеты. Где бы они ни были – в расположении или на передовой – в любом месте они находят хотя бы маленькие букетики, которые становятся большими подарками, цены которым попросту нет.

Вот они – те, кто и коня на скаку остановят, и в горящую избу войдут. Такие настоящие, душевные и заботливые русские женщины. Нашу беседу они закончили словами, к которым сложно что-то добавить.

– Мы такие же солдаты! Нам дали приказ, и мы его беспрекословно выполняем.


ОБЯЗАТЕЛЬНАЯ БОЕВАЯ НОРМА

Позывной для военнослужащего – это атрибут неотъемлемый. В них вкладывают определенный смысл, особенности внешности, характера, имени-фамилии, иногда и места рождения или национальности. Мы попросили наших собеседниц раскрыть секреты своих позывных.

Христа:

– Я верующая, поэтому сама выбрала себе такой позывной – производное от Христос. К нему привыкла быстро, он лег на душу как что-то родное. Хотя ребята в шутку называют меня по-разному. Бывает, даже Христофором именуют.

Весна:

– Долго не хотела для себя никаких позывных, просила, чтобы называли просто по имени. Но когда служила радиотелефонистом, поняла, что позывной – это обязательная норма. Не знаю почему, стали отталкиваться от времен года. Родилась я летом, волосы цвета осени, а характер зимний. На том и решили, что буду Весной.

Гроза:

– Мой позывной со мной с 2014 года, думала над ним долго, а родился он в итоге случайно. В мобилизационный центр зашла Молния – инструктор по физической подготовке. Тут все, как сговорившись, посмотрели на меня, и вопрос решился сам собой. Военком сказал, что буду Грозой, и это имя мне полностью соответствует. Но сейчас на службе ребята называют меня просто и по-дружески – Николаевна.


СПРАВКА «ДОНЕЦКОГО ВРЕМЕНИ»

8 марта 1917 года было ознаменовано революционным взрывом, положившим начало Февральской революции. Петроградские большевики воспользовались празднованием Международного женского дня для организации митингов и собраний против войны, дороговизны и тяжелого положения работниц, которые особенно бурно происходили на Выборгской стороне, стихийно переходя в забастовки и революционные демонстрации. В этот день бастовало более 128 тысяч рабочих, а колонны демонстрантов с рабочих окраин направились к центру города и прорвались на Невский проспект, по которому к Городской думе прошла процессия с требованиями женского равноправия.

И уже в 1921 году по решению 2-й Коммунистической женской конференции было решено праздновать Международный женский день 8 марта в память об участии женщин в петроградской демонстрации 8 марта 1917 года, которое стало одним из событий, предшествовавших Февральской революции.

С 1966 года, в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 мая 1965 года, Международный женский день стал не только праздником, но и нерабочим днем. Постепенно праздник потерял свою феминистскую окраску, став днем мужских признаний в любви и верности.

Международный женский день – национальный праздник и выходной в Анголе, Гвинее-Бисау, Замбии, Камбодже, Кении, КНДР, Мадагаскаре, Монголии, Уганде и Эритрее. В Лаосе – выходной день только для женщин. В Китае предусмотрен сокращенный рабочий день только для женщин.

Газета «Донецкое время», 7 марта 2018, № 9 (125)

Екатерина СЕРЕДА. Фото Валерия ЛУКИЧА

Газета «Донецкое время» выходит по средам. 32 полосы с телепрограммой. Реализуется во всех точках розничной продажи прессы и супермаркетах «Первый Республиканский» на территории Донецкой Народной Республики. Подписной индекс – 28036. Подписку на газету «Донецкое время» можно оформить во всех отделениях связи ДНР.

Не слабый пол

Не слабый пол

Не слабый пол









Комментарии


Мобильная версия сайта
ВКОНТАКТЕ


FACEBOOK


ОДНОКЛАССНИКИ


ТВИТЫ


GOOGLE+