» » Украинское подразделение против пенсионера

Украинское подразделение против пенсионера

20 январь 2018 12:29 | 15 338 |
Украинское подразделение против пенсионера

Украинское подразделение против пенсионера


«Донецкое время» продолжает серию материалов о сторонниках ДНР, которые были освобождены из украинского плена 27 декабря. Мы рассказывали, какие издевательства и зверства пришлось пережить этим людям. Немногим пленным посчастливилось избежать физического насилия украинских силовиков. Среди них ‒ наша собеседница. Впрочем, Ольгу Любочку спасли два фактора: она женщина, пенсионер.

Жительницу Дзержинска задержали в декабре 2016 года за разговоры по телефону. Украинские СМИ тогда раструбили о разоблачении «целой сети информаторов», которые якобы передавали сведения о местах нахождения позиций ВСУ в Дзержинске, однако не уточнили, что среди задержанных преимущественно пенсионеры и инвалиды. Ольгу Сергеевну пытались обвинить в том, что она корректировала огонь артиллерии Вооруженных Сил ДНР на позиции украинских военных. Сейчас женщина проходит реабилитацию в Республиканской клинической больнице профзаболеваний. В эксклюзивном интервью «Донецкому времени» она рассказала, что ей пришлось пережить за последний год.

С мешком на голове

– Ольга Сергеевна, расскажите, как произошло ваше задержание?

– Гуляла с собакой на улице. Смотрю – едут: несколько микроавтобусов в сопровождении «бобиков». Уже тогда было понятно, что за кем-то приехали. В Дзержинске это как бы в порядке вещей. Украинские военные могут прикладами человека на смерть забить, и им за это ничего не будет... Примерно через час подошла ближе к своему дому – стоят у моего подъезда. В тот момент я совершила оплошность. Надо было просто выбросить телефон. Они по нему меня и вычислили, как я шучу, за шуры-муры. Еще я подумала: «Если я сейчас уйду, заберут мужа». Все-таки я женщина, меня пытать, может быть, и не будут. А он инвалид 2-й группы, бывший шахтер, у него больное сердце – может и не выдержать...

– То есть за вами приехало целое подразделение людей с оружием?

– Да. Заковали меня в наручники, надели мешок на голову. Толстый такой мешок, вельветовый, наверное, я едва не задохнулась в нем. Квартиру вскрыли, перевернули все вверх дном. Что они там искали, не знаю, но, конечно, ничего не нашли.

– Вам предлагали сотрудничество с СБУ?

– Нет, со мной было бесполезно об этом разговаривать. Я скандалила с ними, потребовала переводчика. Так и сказала: «Я ваш бандеровский язык не понимаю». Со мной демонстративно отказывались разговаривать на русском языке. Поэтому целый год на заседаниях суда меня сопровождала переводчица. А другой раз смотрю, а судьи с адвокатами после слушания общаются по-русски. Шакалы! Также мне предоставили адвоката. Кстати, очень компетентная женщина, профессионал своего дела. Знаю, что за месяцы пребывания в плену многие меняли юристов. Я же не видела в этом необходимости. Возможно, это как-то помогло мне попасть первой в список на обмен.

Винницкие «росписи»

– Вы провели год в СИЗО Винницы. В каких условиях вас содержали?

– Скажу честно, не обижали. Кормежка, конечно же, помои, но самое главное, что не издевались и не трогали. Уже после обмена в общении с другими пленными узнала, что в Виннице чуть ли не наилучшее отношение к таким заключенным, как мы. Кроме меня, в Винницком СИЗО было еще четыре сторонника ДНР. Мы были первыми у них, с нами не знали, что делать. Нас расселили по разным камерам. На обмен отправили только меня.

– Вы находились в одиночной камере?

– Что вы! У меня были три соседки, все – наркоманки. Одна из них покончила с собой. Но это было не на моих глазах. За несколько дней до трагедии женщину определили в другую камеру.

– Как вы уживались с такими проблемными соседками?

– Поначалу было сложно. У меня даже остались их «автографы» – следы от укусов. (Ольга Николаевна показала нам глубокие царапины, оставшиеся на запястьях. – Прим. авт.) Никогда не могла и представить, что на старости лет придется драться... Слава Богу, что укусы не привели к заражению. В общем, в какой-то момент пришлось постоять за себя, показать силу. Но потом уже стали ладить, как-то уживаться. Телевизор смотрели вместе, сериалы...

– Остальные пленные остались в Виннице?

– Да, две женщины и двое мужчин, причем всех позабирали из-за мужей или сыновей, сами они ничего такого не совершили. Насколько я знаю, несколько дней назад там стало на несколько пленных больше. Сейчас стараюсь сделать все от себя зависящее, чтобы они попали в список будущего обмена. Обращалась и в МГБ ДНР, и в прокуратуру. Самое главное, чтобы Винница их отдала.

– Во время пребывания в плену вас посещали представители международных организаций?

– Были и из ООН, и из Красного Креста. Приезжали, общались с нами. Все понимали, что наша вина недоказуема, а все обвинения беспочвенны.

Испытание ожиданием

– Ольга Сергеевна, поделитесь своими планами. Чем думаете заниматься в ближайшем будущем?

– На Украину мне дорога закрыта. После освобождения из плена меня сразу же объявили в официальный розыск. То есть там грозит срок от 8 до 15 лет. Спасибо властям ДНР, которые выдали временную регистрацию в Донецке, выделили комнату в общежитии. Сейчас прохожу обследование в клинической больнице, а что будет дальше – посмотрим.

– У вас есть дети?

– Да. Сын и дочь. С началом военных действий они переехали в Россию. Сейчас живут и работают в Твери.

– Представляю, как они переживали за вас, когда вы находились в плену.

– Конечно! Десять дней меня вообще никто из родных и близких не мог найти. Я пропала без вести, а на связь вышла только по прибытии в Винницу. И дети, и муж – все извелись за это время.

– Что было самым тяжелым лично для вас за этот год пребывания в заключении?

– Наверное, осознание того, что плен может затянуться на долгие месяцы и даже годы. Когда меня задержали, думала, что подержат неделю-две и отпустят. Потом, в феврале 2017 года, мне сообщили, что я попала в список на обмен. Но время шло, а переговоры между Донбассом и Украиной постоянно срывались. Вот это ожидание заветного дня освобождения, наверное, и было самым сложным.

СПРАВКА «ДОНЕЦКОГО ВРЕМЕНИ»

27 декабря 2017 года Донбасс и Украина повели крупнейший обмен пленными за все время вооруженного конфликта. В канун Нового года сторонники ДНР и ЛНР вернулись на родину после заключения, в котором пребывали от нескольких месяцев до трех лет. Киев получил на выдачу 73 украинца.

Глава Донецкой Народной Республики гарантировал всестороннюю помощь людям, которые были освобождены из украинского плена. «На сегодня основная задача – вывести людей их тяжелого состояния, оказать психологическую поддержку. Вся необходимая помощь в восстановлении документов будет оказана, что касается жилплощади, это будет решаться в частном порядке», – отметил Александр Захарченко.

Газета «Донецкое время», 17 января 2018, № 2 (118)

Федор КУПЧЕНКО. Фото Валерия ЛУКИЧА

Газета «Донецкое время» выходит по средам. 32 полосы с телепрограммой. Реализуется во всех точках розничной продажи прессы и супермаркетах «Первый Республиканский» на территории Донецкой Народной Республики. Подписной индекс – 28036. Подписку на газету «Донецкое время» можно оформить во всех отделениях связи ДНР.








Комментарии


Мобильная версия сайта
ВКОНТАКТЕ


FACEBOOK


ОДНОКЛАССНИКИ


ТВИТЫ


GOOGLE+