» » Кронштадт + Донбасс = Победа

Кронштадт + Донбасс = Победа

11 сентябрь 2017 17:30 | 8 921 |
Кронштадт + Донбасс = Победа

Кронштадт + Донбасс = Победа


Сегодняшний рассказ о человеке удивительной судьбы, которому вскоре исполнится 85 лет. И это не журналистский штамп. Евгений Дмитриевич Дубов родился 8 сентября 1932 года в Кронштадте, расположенном в Финском заливе на острове Котлин, в 40 километрах от Ленинграда. С детства считал, что слово «горный» может быть связано только с горами, и при этом стал одним из самых выдающихся в мире специалистов в сугубо шахтном вопросе ‒ управлении горным давлением.

Мне посчастливилось в 1980–1990-х годах работать под руководством Евгения Дмитриевича. Хотя это чуть неверно сказано. Дубов никогда не руководил в плане руками водить. Он направлял, подсказывал, давал советы, когда было за что, мог пожурить. При этом никогда не поучал, видел в подчиненном, независимо от возраста, коллегу. И сейчас в общении с коллегами-подчиненными Дубов тот же. Это было нетрудно заметить, пока мы обсуждали мое предложение: как лучше повести о нем рассказ. В итоге, обговорив некоторые моменты новейшей истории, пришли к выводу: интервью не будет. Евгений Дмитриевич доверил мне самому определить, что и как изложить. Что ж, начну.

К войне не привыкать

Дубову довелось уже в начале жизни столкнуться с Великой Отечественной войной. Ему, восьмилетнему пацану, пришлось в Кронштадте пережить артобстрелы и бомбардировки немецко-фашистских захватчиков. Блокада Ленинграда началась 8 сентября 1941 года. За несколько дней до этого маленького Женю вместе с семьей эвакуировали.

До сих пор Евгений Дмитриевич не может понять, как в ужасе и хаосе начала войны железная дорога работала четко, все двигалось по назначению. Тысячи вагонов шли в тыл с эвакуируемым гражданским населением, предприятиями, ранеными с фронта. В обратном направлении – пополнение армии, новая военная техника. Угля не было. На полустанках отцепляли паровозы, загоняли в какие-то места, загружали дровами и заправляли водой. Все всегда было подготовлено. Никаких задержек, все ритмично. Строго раз в день в вагон приносили хлеб из расчета буханка на четверых (по 250 граммов на брата) и огромадный бидон или с кашей, или с супом. А ехало в вагоне 40 человек. Самым смешным из детских воспоминаний Евгения Дмитриевича было, когда приносили суп. Если кашу в едущем и трясущемся товарном вагоне можно было есть, то вот суп… Его наливали в кружки и пытались пить. В общем, перебоев ни с питанием, ни с передвижением не было.

Это к рассказкам некоторых «историков» о том, что был полный бардак на железной дороге в первые месяцы войны. Вот вам свидетельства очевидца. Как смеясь говорит Дубов:

– Не было компьютеров, телефонная связь работала плохо, потому что линии во многих местах были оборваны из-за обстрелов. А все работало, можно сказать, как часы.

И вот год 2014-й. Снова война. Как говорит сам Дубов, ему оказалось не привыкать к этим вещам. Поэтому относится к обстрелам относительно спокойно. Трудности с продуктами в 2014 году тоже не стали чем-то катастрофическим. А главное, верит в то, что, как и в Великую Отечественную, «наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами».

Думаю, такая уверенность первого руководителя передавалась всем сотрудникам ДонУГИ. Не согрешу против истины, если скажу, что во многом благодаря этой уверенности институт выжил в тяжелейший стык 2014 и 2015 годов.

Ленинградский горный институт

О том, как в жизни паренька из морского Кронштадта появилось горное дело, предоставлю слово самому Евгению Дмитриевичу. Как говорится, без купюр.

– Поступать в ЛГИ, будучи школьником, не собирался. Меня больше привлекала журналистика. Еще учась в школе, писал статьи в городские газеты, школьную настенную. Даже занимался писанием стихов, эпиграмм.

Позволю себе прервать рассказ Евгения Дмитриевича, чтобы привести образчик первых стихотворных проб юного Дубова.

СТУДЕНЧЕСКОЕ

На всех собраньях он молчал.
Лишь головой всегда качал.
И все подумали, что он
На редкость сдержан и умен.
Но как-то раз...
Он бросил с места пару фраз.
И все, кто был в огромном зале,
Невольно прыская в кулак,
В одно мгновение узнали,
Что он немыслимый дурак.


– У матери нас было двое: я и младший брат. Отца не стало еще в 1944-м. Так что материальное обеспечение семьи теперь становилось и моей обязанностью, а стипендия в университете была всего 220 рублей. Вот мы с другом Виктором и решили поступать в военно-механический институт. Там платили 395 рублей, если студент учился без троек. И, надо же такому случиться, по дороге в приемную комиссию встречаем знакомого парня. Он – в форменной одежде, фуражке. Рассказал, что учится в Ленинградском горном, где форму выдают бесплатно, стипендия 395 рэ, пусть даже хоть все тройки. Вот сейчас вернулся из Воркуты после практики. Там подзаработал весьма прилично. Мы с товарищем тут же решили, что сдаем документы в горный...

...На правом берегу Большой Невы, за Тучковым мостом, возвышается красивое желтое здание, увенчанное десятью колонными портиками и двумя античными скульптурными группами. Это здание было возведено архитектором Воронихиным (автором Казанского собора) для завершения комплекса корпусов Императорского горного института. Основанный в 1773 году императрицей Екатериной II, он долгие годы был одним из самых привилегированных учебных заведений России. Горным инженерам, окончившим этот институт, присваивалось офицерское звание, и на них распространялись все льготы, положенные офицерам. Выпуск составлял 35–50 человек. Для сравнения: в 1956 году вместе со мной дипломы горных инженеров получали уже 1 200 человек.

В 1951 году я поступил в ЛГИ. Нам преподавали замечательные педагоги. Академик Герман, разработавший теорию подъемных канатов, которая позволила еще до войны проходить глубокие шахты; академик Наливкин, автор геологической карты СССР; академик Грюше, предсказавший наличие месторождений никеля на территории Советского Союза; профессор Слесарев, разработавший теорию горного давления; целое семейство Бокиев – потомков знаменитого академика Бокия; основоположник отечественной маркшейдерии академик Кель.

По окончании Ленинградского горного, как студент, проявивший интерес к научной работе, Дубов был направлен по распределению в Сталино, в ДонУГИ. Так судьба забросила паренька из Кронштадта в Донбасс, ставший для Дубова родным.

У истоков комплексной механизации

Первую практику студент Ленинградского горного Евгений Дубов проходил в 1953 году на шахте «Центральная» треста «Красноармейскуголь». Средством механизации очистных работ тогда была врубовая машина, крепили деревянными стойками. Как говорят горняки, три стойки по распил. Сегодня 98 процентов угля добывается механизированными комплексами. А Евгений Дмитриевич почти всю жизнь отдал созданию этих самых комплексов.

Если глянуть в нашу справку, то первый раз Дубов стал лауреатом Госпремии в 1989 году. Это событие могло состояться раньше, в 1968 году, но случилась одна закавыка. Дубова за создание и внедрение в производство механизированных комплексов КМ-87 всесоюзный институт Гипроуглемаш, подававший списки, включил в число лауреатов. Но в Донецком обкоме партии его фамилию вычеркнули. Причины две: не член партии, да к тому же молодой еще. Но игнорировать заслуги партийные органы не собирались. И Дубов был награжден орденом Трудового Красного Знамени.

С вручением награды казусная история вышла. Церемония проходила в обкоме партии, куда пройти можно было либо по партбилету, либо по паспорту. Первого, понятное дело, у Дубова оказаться не могло. А про паспорт даже и не подумал – не знал про такой порядок. Поскольку по понятным причинам не был Дубов завсегдатаем обкома партии. Евгений Дмитриевич пытался объяснить дежурному, что его награждать будут. Тот ни в какую. К счастью, проходил один из секретарей обкома, знакомый с Дубовым. Он-то и провел нашего героя в зал для награждения.

К слову, Дубов – единственный в угольной отрасли, кто получил две госпремии по одному и тому же направлению: вначале за теоретическое обоснование, а затем за практическое внедрение.

Когда-то в зале заседаний ученого совета ДонУГИ над президиумом располагался выполненный огромадными белыми буквами на красном кумаче лозунг: «Не согласен – возражай, возражаешь – предлагай, предлагаешь – внедряй!» Этому лозунгу Дубов следует всю жизнь. О том, как он активно участвовал в шахтных исследованиях горного давления в очистных забоях, как разрабатывал теоретические основы для создания нового средства крепления лав – механизированных крепей, о том, как занимался внедрением на шахтах этого нового средства механизации, нужно писать отдельную книгу. Поэтому здесь я лишь упомянул этапы большого пути.

Академический подход к практике

ДонУГИ помощь шахтам ДНР осуществляет бесплатно. У института есть тема – «Оказание технической помощи» – по договору с Минобразования и науки Республики. Соответственно, так необходимая шахтерам работа научных сотрудников оплачивается из республиканского бюджета. Причем техпомощь оказывается только госпредприятиям. Здесь сделаю небольшое отступление.

В 2014 году ДонУГИ подчинялся Министерству угля украинскому, руководство которого институт мало интересовал. А уже с началом войны и подавно. ДонУГИ оказался брошенным. Правда, продолжал работать с шахтами, которые платили какие-то деньги, и ДонУГИ кое-как выживал. Все по большому счету держалось на энтузиазме и инициативности сотрудников института. Они сами связывались с шахтами, узнавали, как дела, не нужна ли помощь. Между прочим, практически везде на шахтах удивлялись: «А что, ДонУГИ работает?! Мы думали, что в связи с войной вы закрылись». И очень радовались, потому что технологические вопросы были, а кто же поможет решить, если не ДонУГИ. Шахты, насколько могли, оплачивали работу научных сотрудников. Из заработанных денег нужно было что-то еще и за коммунальные услуги платить.

С 2015 года ДонУГИ стал республиканского подчинения. Отмечу такой факт. В отличие от некоторых угольных институтов, коллектив базового технологического НИИ угольной отрасли остался верен Донбассу. Хотя есть научные учреждения, которые по-быстрому подсуетились и перерегистрировались где-нибудь в Краматорске. А ДонУГИ работал и работает для Республики. Пока шло урегулирование работы по всем отраслям, в 2015-м у института было даже двойное подчинение: МОН и Минугля ДНР.

Уже в 2016 году благодаря настойчивости министра образования и науки Ларисы Поляковой отраслевые институты Республики приобрели статус академических. А значит, начали финансироваться из госбюджета. Поговаривают, что противников этой идеи было немало в самых разных кругах. Но получается, что Полякова смогла убедить, что 14 шахт, находящихся на самоокупаемости, не смогут выделять средства еще и на науку. Пусть даже по прямым договорам. А через два-три года из-за отсутствия финансирования научных кадров вовсе не останется. По мнению Дубова, именно благодаря Поляковой ДонУГИ остался жив.

Теперь институт формирует совместно с угольщиками план-задание, утверждает его в Минобразования и науки. По факту госбюджетные деньги платит МОН, а по сути ДонУГИ работает для Минугля и энергетики. И очень даже хорошее взаимодействие получается, потому что все трудятся во имя одного дела.

На шахтах сейчас работает по 1–2 лавы. У них есть возможности для увеличения количества очистных забоев. Вот только мощности ремонтно-механических заводов сделать это не позволяют. Кстати, в Республике работают и лавы «тысячники», добывающие 1 000 тонн угля в сутки.

Сегодняшнего кадрового потенциала ДонУГИ достаточно для решения нынешних задач, считает Дубов. По существу, институт оказывает техпомощь. Шахты обращаются, когда при выемке сталкиваются с горно-геологическим нарушением, и нужны рекомендации по его переходу. Или в случае устранения каких-либо нарушений техники безопасности, связанных с технологией ведения работ. Попросту говоря, ДонУГИ, по образному определению Дубова, выполняет роль скорой помощи для шахт.

Нумерология судьбы

Поэтому одна из основных задач ДонУГИ на сегодня – помочь шахтам обеспечить полноту выемки угля и безопасность ведения горных работ. Отсюда – две очень важные работы, выполняемые научными сотрудниками института. Первая – проверить с помощью георадара состояние всех вертикальных стволов шахт. Ремонт этих горных выработок – дело весьма дорогостоящее. А установление наиболее критичных участков стволов поможет шахтам существенно снизить затраты на ремонт и обеспечить ритмичную работу угольных предприятий.

Вторая – проверка работы главных вентиляторов шахт. Раньше на этих шахтах было до 4–5 лав, сейчас – 1–2. А вентиляционные установки дают прежний большой объем воздуха в шахты. Перенастроить же вентиляторы на новые режимы работы очень сложно. Следовательно, расход воздуха завышен, а это ненужные затраты электроэнергии. На глазок такие вещи не делаются. Недостаточная подача воздуха может привести к беде: загазованности выработок и авариям. ДонУГИ заканчивает работы по анализу всех вентиляторов. В результате будут разработаны рекомендации по оптимальным объемам воздуха, подаваемого в конкретную шахту в существующих условиях ведения горных работ. Для этого ДонУГИ рассчитывает новые схемы вентиляции всех шахт. В конце 2017-го институт свои разработки передаст в Минугля для внедрения на шахтах.

Это, так сказать, глобальные работы. Есть и более прикладные, результаты которых можно применять уже сейчас. Одна из них – использование для поддержания выработок всех подсобных материалов. Для людей, не связанных с горным делом, уточню. Любое предложение вначале просчитывается, проводятся экспериментальные работы, и только после этого оно передается угольщикам. ДонУГИ предложил оптимальный вариант использования отработавших свое рам арочной крепи подготовительных выработок. Без особых затрат и без снижения безопасности реально переделывать крепи для выработок сечением 12 квадратных метров на 8 квадратных метров.

Из обрезков деревянных стоек, которые раньше на лесном складе сжигали, можно комплектовать своеобразные тумбы для крепления сопряжений лав со штреками. Это предложение было проверено и показало свою эффективность: тумбы выдерживают колоссальные нагрузки со стороны кровли. В итоге – экономия леса плюс надежное крепление выработок.

Кто-то скажет, подумаешь, научные разработки. Да. Не всегда предназначение ученых только в том, чтобы строить высоконаучные теоретические гипотезы. Производство сталкивается с конкретными вопросами, которые науке тоже нужно уметь решать. А сегодня сокращение затрат, экономия материалов, а значит и денежных средств, очень остро стоят в нашей промышленности. Дубов уверен, что ДонУГИ помогает такими, по существу, рацпредложениями решать серьезные практические задачи, стоящие перед шахтами.

И в завершении рассказа о Евгении Дмитриевиче Дубове такой разворот темы. Читатели, уверен, обратили внимание на дату рождения – 8 сентября 1932 года. Приведу еще две. 8 сентября 1941 года началась блокада Ленинграда, 8 сентября 1943 – День освобождения Донбасса. Выводы и рассуждения по этой теме делать вам самим. Не силен я в нумерологии.



«Дубов – человек Донбасса, выдающийся ученый и организатор науки, мой друг и коллега в битве за уголь страны, пионер создания и внедрения отечественных механизированных крепей, неутомимый и последовательный борец за выживание, возрождение и развитие отраслевой науки».

Николай Сафонович Сургай, министр угольной промышленности УССР 1985–1987 годов


СПРАВКА «ДОНЕЦКОГО ВРЕМЕНИ»

Дубов Евгений Дмитриевич
Родился 8 сентября 1932 года в Кронштадте
1956 – закончил Ленинградский горный институт
1956–1971 – младший и старший научный сотрудник, руководитель группы Донецкого научно-исследовательского угольного института (ДонУГИ)
1971–1991 – заведующий лабораторией механизированных крепей ДонУГИ
1991–2014 – заместитель директора по научной работе ДонУГИ
С 2015 – директор ДонУГИ
Награжден орденом Трудового Красного Знамени, кавалер знаков «Шахтерская слава» и «Шахтерская доблесть»
Лауреат Государственной премии СССР за разработку научных основ взаимодействия механизированных крепей с породным массивом и их внедрение в практику управления кровлей в шахтах (1989)
Лауреат Государственной премии Украины за разработку, освоение серийного производства и внедрение высокоэффективных щитовых крепей КД80 и КД90 для отработки пологих пластов мощностью 0,8–2,5 метра (2000)
Заслуженный деятель науки и техники Украины

Газета «Донецкое время», 6 сентября 2017, № 35 (100)

Олег АНТИПОВ. Фото из личного архива Евгения ДУБОВА

Газета «Донецкое время» выходит по средам. 32 полосы с телепрограммой. Реализуется во всех точках розничной продажи прессы и супермаркетах «Первый Республиканский» на территории Донецкой Народной Республики. Подписной индекс – 28036. Подписку на газету «Донецкое время» можно оформить во всех отделениях связи ДНР.








Комментарии


Мобильная версия сайта
ВКОНТАКТЕ


FACEBOOK


ОДНОКЛАССНИКИ


ТВИТЫ


GOOGLE+