» » Штаб быстрого общественного реагирования

Штаб быстрого общественного реагирования

05 сентябрь 2017 14:04 | 2 860 |
Штаб быстрого общественного реагирования

Штаб быстрого общественного реагирования


Переход предприятий под внешнее управление ‒ это не только вопросы производственные. Немаловажны, а порой и архиважны, социальные аспекты этого непростого процесса. Чтобы объективно осветить эти вопросы, мы пообщались с руководителем Специального общественного штаба по контролю за переводом предприятий украинской юрисдикции под внешнее управление ДНР, заместителем руководителя Центрального исполкома Общественного движения «Донецкая Республика» Ольгой Поздняковой.

Информация из первых рук

– Ольга Валериевна, насколько понимаю штаб не только специальный, но и оперативный, быстро реагирующий на изменение ситуации?

– В первую очередь – это общественный штаб. Мы работаем именно с трудовыми коллективами, решаем их проблемы, вопросы. Ситуацию на предприятиях контролируем каждый день. Члены штаба находятся внутри процессов. Есть работники предприятий, изъявившие желание стать участниками Общественного движения «Донецкая Республика». Это и секретари первичных ячеек, которые ежедневно информируют нас об обстановке. Насколько все идет по плану. Поэтому мы в курсе происходящего на предприятиях. Из 43, перешедших под внешнее управление, 21 – с крупными трудовыми коллективами по 5–6 тысяч человек. Именно благодаря каждодневной связи мы узнали о желании сотрудников предприятий провести футбольные соревнования, познакомиться друг с другом поближе, так получился турнир Кубок Дружбы. Знаем, что Енакиевский металлургический и Енакиевский коксохимпром играли между собой. Конечно, им интересно стало, что в других городах. И в первом туре ЕМЗ, как говорят в футболе, попали команде Докучаевского флюсо-доломитного комбината со счетом 1:8. Что было очень неожиданно. Посмотрим, что дальше покажут команды.

– Можно чуть подробней, как родилась идея проведения Кубка Дружбы?

– Прежде всего – это желание коллективов. Помимо работы ведь есть другая составляющая, для души. И радует, что люди, несмотря на то, что приходится трудиться в сложное, военное время, находят время для таких дел, как футбол. За короткие сроки пошили себе красивую форму с логотипами предприятий. На матчи привозят с собой болельщиков, которые экипируются соответствующим образом: плакаты, дудки. Поэтому каждая игра – настоящий праздник и для участников, и для болельщиков.

– На фоне остроты ситуации – это отдушина для людей?

– Да. Проблемы сами собой не уходят, они остаются. Их всегда хватает. А в военное время тем более. Но такие мероприятия позволяют от этого всего отвлечься. К тому же спортивным состязаниям присущи командный дух, чувство сплоченности.

– В начале разговора вы коснулись того, что члены штаба находятся внутри коллективов. А из кого сформирован штаб?

– В него входят представители общественного движения «Донецкая Республика», профсоюзов и депутаты Народного Совета ДНР. Постоянно поддерживаем связь с профильными министерствами, под чьим внешним управлением находятся предприятия. Если возникают производственные вопросы, на которые мы не можем дать ответы, тогда подключаем специалистов из министерств. И доводим информацию до трудовых коллективов. Поэтому у людей нет информационного вакуума. Они знают, куда движется предприятие.

Только вперед, ни шагу назад

– Думаю, лучше вас вряд ли кто-то знает, как с самого начала восприняли в трудовых коллективах переход под внешнее управление?

– Могу ответить коротко, с радостью. Другое дело, что были переживания по поводу того, как все организуется в новых условиях, насколько быстро предприятия выйдут на нормальный производственный режим. Кстати, на многих предприятиях при инвентаризации выяснилось, что оборудование, по большей части, очень сильно изношено, и необходимы вложения в модернизацию. Украинские собственники не вкладывались в модернизацию производства. Как частные лица, а не государство, они заботились лишь о прибыли.

– Как в ситуации с «Донецккокс». Когда выяснилось, что предприятие фактически не работает, а большая часть оборудования украинскими собственниками порезана на металлолом?

– Совершенно верно. По этой причине предприятие, как таковое, существовать не может. Такие моменты имели место быть. Но коллективы видели, что, несмотря на все сложности, первые лица Республики четко придерживаются взятого курса. Делают всё, чтобы запустить предприятия в работу. На них трудятся наши люди, которых нельзя оставить без работы. Поэтому отступать никто не собирается. Какой бы сложной ни была ситуация – только вперед. Как вы знаете, все старые логистические цепочки сама же Украины и разорвала. Идет поиск новых. Это трудно, потому что весь производственный цикл был связан с украинскими предприятиями. Сейчас ищутся и находятся новые потребители. Могу сказать, что на сегодняшний день практически все предприятия работают. Пока что Харцызский трубный ждет заказы. Здесь к середине, максимум к концу сентября рассчитывают отправить потребителям небольшую партию первой продукции. Остальные предприятия в той или иной степени стали на производственные рельсы.

– В трудовых коллективах, начиная с марта, проводились собрания. Наверное, были острые моменты? Не обошлось, думаю, без саботажников, провокаторов?

– Противодействие определенных лиц – было. Но это не простые работники, а ИТР, руководители высшего звена, которые напрямую завязаны с украинскими собственниками. Им хозяева благоволили, они получали зарплату в конвертах и в долларовом исчислении. По понятным причинам, переход под внешнее управление их не устраивал, потому что уравнивал всех, давал равные возможности. Вот они и пытались баламутить работников.

– Что было в числе основных угроз со стороны этих персонажей?

– Если вы начнете сотрудничать с республиканскими властями, выйдете на свои рабочие места, то мы вам не вернем задолженность по зарплате, которая образовалась до марта 2017 года. А практически на каждом предприятии есть долг украинских собственников перед работниками: по зарплате, за неиспользованные отпуска.

Пакостные собственники

– Задолженность по зарплате за январь–февраль?

– Были предприятия, на которых еще и за декабрь. На момент введения внешнего управления люди уже три месяца оставались без зарплат. Эти, как вы их назвали, персонажи подло спекулировали на финансовой зависимости. Они пытались такими методами будоражить народ. Но, хочу отметить, что коллективы сами выставляли противовес провокаторам. Сами знаете, никаких массовых митингов с выражением недовольства не было. И уж тем более, чтобы кто-то высказывался против Республики. Вопросы были другого свойства: просьбы к нам взыскать долги с украинских собственников. Люди сами пришли к тому, что митингами эти вопросы не решить. Мы здесь, а они – там.

– И какой нашли выход?

– Обсудили ситуацию с профсоюзами и пришли к выводу: профсоюзы окажут желающим юридическую поддержку в оформлении исков о возмещении долгов. Исковые заявления будут передаваться в суды, находящиеся на той территории. Шанс, что украинские собственники долги вернут, есть. Хотя, как показывает опыт, украинская судебная система оставляет эти иски без ответа. Дело в том, что наши юристы в силу понятных причин не могут представлять там интересы заявителей.

– А у олигархических собственников там как раз все схвачено и за все заплачено…

– Да, украинские суды отрабатывают не в пользу простых тружеников. Блокируются все иски. По Донецкой железной дороге, правда, было принято решение о выплате задолженности, но украинская исполнительная служба ничего для этого не сделала.

– В общем, всеми силами пытаются напакостить. Кстати, какова картина с возвращением собственниками своих долгов по всем предприятиям под внешним управлением?

– Практически ни на одном из предприятий не было выплат долгов. Единственное что, собственники «Стирола» отдали 6 процентов от своей общей задолженности, которая составляет около 30 миллионов гривен. Было это в марте. Хотя переговоры на этот счет вели со всеми собственниками.

Свобода, совесть, справедливость, равенство

– В новостийных лентах, я бы сказал, красной строкой проходят сообщения о работниках предприятий под внешним управлением, вступающих в ряды ОД «Донецкая Республика». Интересно, каков механизм этого процесса?

– Здесь нет административного ресурса. Ни в каком виде. В трудовые коллективы приходят секретари местных отделений «Донецкой Республики», рассказывают о движении. Что мы делаем, почему нам сегодня важно быть вместе. Разъясняют идеологическую базу Республики. Согласитесь, никакое государство без своей идеологии невозможно. Ведь произошедшее с Украиной – результат отсутствия нормальной идеологии на фоне олигархического режима правления. Мы не партия, а общественное движение, основная задача которого – воспитание общества, где будут приоритетны нормальные общечеловеческие ценности. О них неоднократно говорил Глава Республики Александр Владимирович Захарченко – свобода, совесть, справедливость, равенство. Думаю, самые важные для отсутствия у нас олигархии, это как раз справедливость и равенство, подкрепленные соответствующей законодательной базой. В этом, во многом, работа «Донецкой Республики»: не допустить сюда олигархов. Уверена, никто, из живущих всё время в Донецкой Народной Республике, испытавших на себе ужасы войны, этого не хочет. Столько наших ребят пролило крови, отдало жизни, столько мирных жителей стали жертвами этой войны… Когда люди хотят, они организуют на предприятии первичную ячейку нашего движения. Для этого должно быть не менее восьми активистов, желающих вступить в «Донецкую Республику».

– В любом деле есть передовики…

– Могу сразу сказать, Енакиевский коксохимпром, на котором 30 процентов от числа работающих – члены ОД «ДР». На том же «Стироле» – 50 процентов. Да, сегодня на горловском предприятии пока еще трудовой коллектив небольшой, чуть более 550 человек. Из-за военной обстановки не все производства могут быть запущены. И тем не менее. При первых встречах ощущалась некоторая настороженность. На всех этих предприятиях была какая-то своя корпоративная культура. Очень жесткая, строгая. И она, ясное дело, не была развернута в сторону Республики. До введения внешнего управления они оставались этакими островками с другой жизнью. Допустим, на Харцызском трубном людям начислялись баллы и выплачивались дополнительные деньги за доносительство на коллег, которые или вступили в ОД «ДР», или положительно относились к Республике.

– Под развал Союза тоже старательно внедряли в умы: не надо лезть в политику, без вас разберутся, а вы занимайтесь тем, как на кусок хлеба заработать. Этот ход – из той же оперы?

– Да. В определенный момент работники осознали, что за нами не только слова, но и дела. На первых порах перехода под внешнее управление были предприятия, на которых тяжело шел запуск технологического цикла. Их сотрудникам мы предоставляли гуманитарную помощь. Такие предприятия, как «Инвест-транс» и «Росукртранс» (подрядные организации ЕМЗ), на которых люди до нашего захода три месяца не видели зарплаты. Все 525 сотрудников этих организаций получили продуктовые наборы. А также на ЕМЗ для них разработали штатное расписание и все желающие устроится с этих предприятий получают официальную запись в трудовой книжки и набор социальных гарантий, чего раньше у них не было. Мы разработали разные социальные программы, которые в той или иной степени поддерживали людей. Были случаи, когда муж и жена работали на одном производстве. Немало многодетных семей, матерей-одиночек. Таких людей мы ставили в приоритет по гуманитарной помощи. С началом лета обеспечивали детей путевками в оздоровительные лагеря. За это время отдохнуло около 700 ребят. Будут еще поездки в сентябре. Дети выезжали в Астрахань, Санкт-Петербург, Воронеж, Московскую и Ростовскую области. Всё это бесплатно. Задача родителей только оформить медицинскую справку, что ребенок здоров и может находиться в детском коллективе.

– 10 000 рублей помощи получили многодетные семьи, чьи члены вступили в «Донецкую Республику». По этому поводу было много инсинуаций на той стороне. Можно прояснить ситуацию: почему был сделан такой выбор?

– К сожалению, инсинуации и ложь для той стороны – привычное занятие. Проясняю. Это многодетные семьи, поддержавшие нас с первых дней введения внешнего управления. Родители, не побоявшись ничего, вступили в ряды ОД «ДР». Зная о списке опубличивания всех членов движения, в котором, считаю, настоящие патриоты Республики. Этим семьям было выплачено единоразово по 10 000 рублей. Причем, вначале они стали членами движения, а потом мы в качестве поощрения выплатили эти деньги. По существу, сказали «спасибо» людям, которые сегодня с нами. Поэтому писания некоторых лжежурналистов, что эти люди вступили в ОД «ДР» чуть ли не за палку колбасы, – небылицы, рожденные в их кипящих ненавистью мозгах.

«В нас поверили»

– Давайте коснемся такой острой темы. Среди перешедших под внешнее управление есть предприятия, которые начали работать, но из-за незначительного сбыта продукции не могут выйти на необходимые производственные мощности. Те же шахты им. Засядько и «Комсомолец Донбасса». Как люди воспринимают сложившееся положение дел? Как вы доводите до них, что ситуация временная и обязательно будет улучшение?

– Через встречи, как говорится, глаза в глаза, через собрания. Подключаем министров, более досконально, чем мы знающих эти вопросы. Понятно, что от количества выходов зависит объем той же добычи и размер заработной платы. С другой стороны, если нет сбыта продукции, то и средства на зарплату брать неоткуда. Но люди с пониманием подходят к этим трудностям. Думаю, здесь есть очень важный момент. Они видят, что Республика их не бросила. В отличие от предыдущих собственников. Хотя они имели возможности поступить совсем по-другому, а не бросать своих работников на произвол судьбы. У них были серьезные рычаги влияния. Это касается и собственника «Комсомольца Донбасса». Но вместо того, чтобы помочь горнякам, Ахметов начал финансировать спецлабораторию, которая отслеживает, чтобы на Украину шел уголь исключительно с российских шахт. В этой непростой ситуации мы благодарны людям: они с пониманием относятся к происходящему. Ценят то, что в этой сложной обстановке Республика находит средства для оплаты их труда. Поэтому у нас нет забастовок. Да, людям сегодня очень тяжело. Но они живут и трудятся с верой в нашу страну.

– Хочу вернуться к Кубку Дружбы по футболу. Вы сказали, что предприятия сами пошили себе форму. Опять же есть затраты на организацию матчей, проезд до места проведения игр. Откуда средства?

– Оплату судей, медработников, призовой фонд обеспечил Специальный штаб при поддержке «Донецкой Республики». А вот доставку футболистов к месту проведения игр и форму взяли на себя предприятия. Напомню, что на всех предприятиях ДНР работают профсоюзы, а, значит, есть кассы взаимопомощи.

– По-моему, Кубок Дружбы показывает, что наш народ живет не хлебом единым. Не ошибусь, если скажу: именно поэтому спецштаб организует для работников и детей предприятий под внешним управлением весьма обширную культурную программу? Наверное, в этом морально-психологическая компенсация трудностей, которые выпали людям?

– Вы абсолютно правы. Когда у нас было холодное время года, организовывали поездки в кинотеатр для детей. Поразило, что многие ребята впервые приезжали в Донецк. Узнав об этом, начали проводить экскурсии по столице Республики, катали детей на автобусе по городу, завозили в парк кованных фигур. Приятно было видеть радостные лица детворы, для многих из которых это было целое путешествие. Такие поездки пользовались особой популярностью.

– Как бы вы оценили общее настроение людей по прошествии полугода работы под внешним управлением?

– Доверие и поддержка, которые мы, думаю, заслужили своей работой. К примеру, по вопросам зарплат всё стабильно. Есть определенные числа, в которые люди получают заработанное. На некоторых предприятиях вопрос с задержкой выплат вообще не стоит. Поэтому появилась какая-то уверенность в завтрашнем дне… Недавно у меня была встреча с секретарем первичной ячейки ЕМЗ и он рассказал такую жизненную ситуацию. К нему начальник цеха обратился со своим личным вопросом, который помогла решить первичная ячейка. До этого он был настроен настороженно в отношении «Донецкой Республики»: еще посмотрю, ребята, чего вы стоите. Потом решу, быть с вами или нет. На следующий день после решения вопроса он пришел сам и привел цех: все захотели вступить в «Донецкую Республику». Потому что увидел: с нами можно работать. Это люди дела... В целом же, могу сказать, что настроение позитивное. В нас поверили.

Штаб быстрого общественного реагирования


Газета «Донецкое время», 30 августа 2017, № 34 (99)

Олег АНТИПОВ. Фото Захара ЖАВОРОНКОВА

Газета «Донецкое время» выходит по средам. 32 полосы с телепрограммой. Реализуется во всех точках розничной продажи прессы и супермаркетах «Первый Республиканский» на территории Донецкой Народной Республики. Подписной индекс – 28036. Подписку на газету «Донецкое время» можно оформить во всех отделениях связи ДНР.








Комментарии


Мобильная версия сайта
ВКОНТАКТЕ


FACEBOOK


ОДНОКЛАССНИКИ


ТВИТЫ


GOOGLE+