» » Фашистский кошмар русского города

Фашистский кошмар русского города

25 июнь 2017 13:00 | 13 982 |
Фашистский кошмар русского города

Фашистский кошмар русского города


Елена Субботина – журналист. Хотя до известных событий 2014 года она с трудом могла бы представить себя в этой профессии. В довоенное время Елена работала инженером. Ее судьбу, как в принципе и судьбы многих наших земляков, всколыхнула война. Наша собеседница – уроженка Мариуполя. Она с самого начала событий, повлекших за собой войну, четко определилась со своей гражданской позицией. Ее Елена отстаивала в родном городе до тех пор, пока это было возможно. Потом, когда в Мариуполь нагрянули каратели, оставаться в городе Елене было, по меньшей мере, небезопасно. Она вынуждена была перебраться в Донецк. Здесь она остается верной своим убеждениям.

Таксист – под этим псевдонимом Елена публикует свои заметки на просторах Интернета. Она ни на миг не упускает из своего внимания те события, которые происходят в ее родном городе. Для Елены это не просто работа, это ее миссия – доносить правду о тех несчастьях, которые постигли донбассовцев, оказавшихся под киевской оккупацией.

Мариупольский процент поддержки

– Елена, полгода назад стартовала гуманитарная программа по воссоединению народа Донбасса, как она коснулась Мариуполя? Ведь ситуация там, мягко говоря, плачевная…

– Мы постарались действие программы максимально направить в этот город. На это есть целое множество причин. В мариупольских больницах и так была страшная коррупция, так теперь вдобавок ко всем бедам преступная киевская власть приняла закон, противоречащий их же Конституции. Согласно этому закону бесплатной медицинской помощи в Украине больше не существует. Когда появилась гуманитарная программа, я постаралась сделать несколько материалов, нацеленных как раз для читателей в Мариуполе. К счастью, это работает. Сами посудите, именно у нас в Республике 47-летняя женщина родила ребенка, тогда как на Родине по причине возраста роженицы тамошние медики отказали ей в помощи. Еще один пример: именно наши, а не украинские врачи провели 14-летнему мальчику бесплатное шунтирование! Поверьте, таких примеров много.

– Наверняка у людей, желающих воспользоваться помощью специалистов Республики, возникают определенные трудности.

– Да, проблема в том, что, когда люди едут сюда, на блокпостах их чуть ли не допрашивают, зачем же те направляются в Донецк. Приходится выдумывать разные оправдания. Они же ведь не могут назвать настоящей причины своей поездки. Нуждающиеся в помощи люди просто-напросто боятся неприятностей, но все равно они едут, потому что знают, что им здесь помогут.

– Если к нам едут, значит, нас поддерживают?

– Конечно, 80% местного населения оккупированной Киевом территории поддерживают ДНР, оставшиеся – Украину. 20%, конечно, тоже не мало, но не забывайте, что в том же Мариуполе сейчас много переселенцев.

Что взбудоражило народ?

– Откуда же тогда такие массовые митинги людей, якобы поддерживающих политику украинского правительства?

– Это политика, – вздыхая, говорит журналист. – Никого не стесняясь, власти автобусами привозят людей из Днепропетровской и Запорожской областей. Не обходится и без участия перебежчиков из Донецка. Сами же мариупольцы подобные сходки не посещают. Поверьте, у людей еще крепко сидят в памяти воспоминания о расстрелах возле воинской части, о сжигании антифашистов в Одессе, о кровавом 9 мая в Мариуполе. Все это взбудоражило наш народ, заставило идти на Референдум.

– Правда ли, что в Мариуполе введен комендантский час?

– Комендантского часа как такового нет, но началось какое-то ужесточение режима. Насколько я знаю, появилось специальное распоряжение – усилить контроль в зоне АТО. То есть ходить по улицам только с документами, предоставлять автомобиль на осмотр по первому требованию. Если идет усиление контроля, значит, они, оккупанты, что-то подозревают и чего-то очень сильно боятся.

– Слышала о том, что мариупольских школьников заставляют ежедневно исполнять гимн нэзалежной?

– К сожалению, это правда. Но такое нововведение действует не во всех школах, в основном только в центральных. Расскажу на примере моей подруги. Ее сын учится в четвертом классе и с каждым годом психологическое давление со стороны администрации школы становится все сильнее. А ведь дети, как губки – впитывают все и легко поддаются влиянию. Подруге очень сложно, но она все время говорит с ребенком, прививает ему правильные ценности. Они с сыном решили делать так – мальчик приходит в школу только тогда, когда гимн уже исполнен, перед самым звонком на урок.

– Руководящий состав городских предприятий, наверное, изменился?

– Очень, – с возмущением отвечает Елена. – На заводы привезено огромное количество людей из Западной Украины, которые занимают руководящие должности. Но они фактически не работают, а просто получают зарплаты. А работу выполняют все те же люди, только теперь они не начальство, значит и оклады у них меньше. Это умышленное, искусственное насаждение национализма в городе, его цель – полностью сломать народ. Также и в школах – привозят новых учителей, назначают заезжих директоров. Понятное дело, что все происходит лишь для пропаганды, насаждения украинского языка. Для русскоязычного города – это трагедия.

Страх как признак благополучия

– Много раз приходилось слышать о концлагере в здании мариупольского аэропорта. Это – миф или реальность?

– Как бы это ни было прискорбно, но это, увы, реальность. Аэропорт – очень болезненная тема, появившаяся в 2014 году. Подземный ход, существующий между гражданским и военным аэропортами, сегодня расконсервирован, и на его базе находится самый настоящий концлагерь. Туда свезено огромное множество холодильных установок, куда помещают людей. Там же созданы целые пыточные комнаты, об этом говорили те, кому посчастливилось вернуться оттуда. Допустим, Ольга Селецкая, которая рассказывала для ООН, как пленников там топят, вырывают им ногти, бьют током, насилуют – и это далеко не полный список. Если человека арестовывают и говорят, что отвезут в аэропорт, то это в большинстве случаев означает, что оттуда он не вернется. Три года назад на территории аэропорта были вырыты глубокие ямы, куда бросали скованных цепями голых людей. По сведениям очевидцев, там были даже дети. Я всегда говорю, что когда мы вернемся, можно будет поставить большой мемориал, под которым будет множество невинно убитых и замученных нацистами людей.

– Я надеюсь, что это единственное подобное место…

– К сожалению, не единственное. Подобное происходит и в бывшем здании КГБ, ныне СБУ. Внизу есть три подвальных этажа, камеры, которые там сделаны, сейчас используются для пыток. Я знакома с одной женщиной, которая чудом спаслась, сумела оттуда выбраться. Когда ее арестовали впервые, то никому об этом не сообщили. Дети бросились на поиски, обратились в ОБСЕ и ее нашли. Во второй раз женщину арестовали правосеки. И тут случилось какое-то необыкновенное везение – к ней в камеру вошел бывший СБУшник, он произнес фразу, которую моя знакомая, наверное, никогда не забудет: «Ты свободна, у тебя есть час для того, чтобы уехать из города».

– Мурашки бегут по коже от таких историй...

– И даже это еще не все. Украинские каратели заняли две школы, два добротных здания со сделанным в них ремонтом и всем необходимым для нормального обучения. Используют они их, ясное дело, не по назначению. В подвалах также созданы комнаты для пыток. Это можно было бы списать на бурную фантазию, но жители близстоящих пятиэтажек не могут нормально спать – они постоянно слышат нечеловеческие крики, вопли и просьбы о помиловании.

Поверьте, все это не выдумки и не пропаганда. К сожалению, это существует на самом деле. Свидетельства всех этих чудовищных обстоятельств можно без труда найти в мариупольских интернет-форумах. Совсем недавно в одном из них появилась заметка с заголовком «Эссе отчаяния». В нем описано, какие чувства у горожан вызывают «Азовцы», в каких условиях приходится жить горожанам, как много полицаев и сексотов, насколько сильно ущемляют русский язык в Мариуполе... Только вот обращается автор за решением этой проблемы не к тем людям. Она призывает к помощи Меркель и Макрона, как будто им вообще есть какое-то дело до нашей войны.

– За последние три года в Мариуполе пропали сотни людей, как вы думаете, куда они деваются?

– Так как бесследно исчезнуть они не могут, то рождаются догадки о трансплантации, которая теперь узаконена в Украине. Куда же еще могли деться все эти люди? Я подозреваю, что это уже поставлено на поток. Не забываем, что в Киеве безостановочно работает крематорий, об этом сообщают сами киевляне…

Некоторые мариупольцы говорят, что они порой слышат взрывы вдалеке. По их словам, Мариуполь – мирный город. Но разве это называется миром? Неужели постоянное нахождение в страхе – это признак благополучия? Очень я в этом сомневаюсь.

Газета «Донецкое время», 21 июня 2017, № 24 (89)

Екатерина СЕРЕДА. Фото из архива Елены СУББОТИНОЙ

Газета «Донецкое время» выходит по средам. 32 полосы с телепрограммой. Реализуется во всех точках розничной продажи прессы и супермаркетах «Первый Республиканский» на территории Донецкой Народной Республики. Подписной индекс – 28036. Подписку на газету «Донецкое время» можно оформить во всех отделениях связи ДНР.








Комментарии


Мобильная версия сайта


СТАТЬИ
"Не уподобляйтесь!": Или суши в обмен на снаряды"Не уподобляйтесь!": Или суши в обмен на снаряды
Мирной республике – комендантский час!Мирной республике – комендантский час!
Донбасс никто не ставил на колени, но "Водафону", видимо, дано!Донбасс никто не ставил на колени, но "Водафону", видимо, дано!


ВКОНТАКТЕ


FACEBOOK


ОДНОКЛАССНИКИ


ТВИТЫ


GOOGLE+