» » Весы донбасского правосудия

Весы донбасского правосудия

20 октябрь 2016 17:44 | 7 786 |
Весы донбасского правосудия

Весы донбасского правосудия


22 октября исполняется два года со дня начала функционирования Верховного суда ДНР. В преддверии этой даты «Донецкое время» пообщалось с Эдуардом Якубовским, председателем ВС Республики.

Без поворота в худшую сторону

Эдуард Николаевич, для функционирования судебной системы необходим целый комплекс требований. Ведь полноценная судебная работа в военных и блокадных условиях усложняется во сто крат. Что на сегодняшний день представляет собой судебная система Донецкой Народной Республики?

На сегодняшний день судебная система Республики – это переходной вариант системы воюющего государства, которое вынуждено учитывать нынешние реалии. Также необходимо учитывать и экономическую действительность. Как бы того нам всем ни хотелось, но наша экономика вынуждена развиваться под жесточайшим прессингом так называемой Украины. Не стоит сбрасывать со счетов и то обстоятельство, что все заявляют о якобы каком-то перемирии, но, как оно реализуется на самом деле, мы все видим и слышим. Ясно, что противник, враг (будем называть его прямо) мира не желает. Поэтому и судебная система вынуждена подстраиваться под обстоятельства и развиваться совсем не так, как того хотелось бы и руководству Республики, и всем гражданам государства. Сегодня в судебную систему ДНР входят Верховный Суд, являющийся высшей инстанцией, Арбитражный суд, Военно-полевой и ряд судов общей юрисдикции.

Вы не назвали Апелляционный суд?!

Такового в нашей системе не существует. В соответствии с Временным положением о судебной системе, утвержденным Постановлением Совета Министров ДНР 22 октября 2014 года, апелляционный порядок рассмотрения дел у нас отсутствует. Его содержание чересчур дорогостоящее и слабо себя оправдывает. Он заменен действовавшим ранее кассационным порядком. Об этом на самом деле можно много рассуждать, но он, кассационный порядок, во всяком случае, обеспечивает вынесение законных, обоснованных решений и приговоров. При этом не допускается поворот в худшую сторону. То есть, если применительно к уголовным делам районный суд вынес приговор, в кассационной инстанции срок наказания не может быть изменен в сторону увеличения. Тогда как апелляция допускает ухудшение положения осужденного.

Единичный жалобный характер

Немаловажная составляющая – кадры. Наверняка с началом боевых действий в Донбассе многие ваши коллеги предпочли работать в более комфортных условиях и выехали.

Например, судьи Хозяйственного суда выехали полным составом. Да и подавляющее большинство их коллег из судов общей юрисдикции.

Вместе с тем после их бегства объем работы никуда не делся, и получается, что он лег на плечи оставшихся сотрудников системы…

Совершенно верно. Те судьи, которые остались верны Донбассу, были назначены указами Главы Республики. На них свалился весь массив дел, которые им пришлось и приходится рассматривать. Допустим, у нас оставалось свыше ста дел, по которым люди находились под стражей. Причем одно из них тянулось с 2009 года, что недопустимо ни по каким критериям. И вот сейчас эту работу мы практически завершили. По состоянию на сегодняшний день осталось пять таких дел.

В каком составе сейчас работает судейский корпус Республики?

Он состоит из 73 судей. Этого, конечно же, недостаточно. Сейчас мы обеспечены минимально требуемыми кадровыми потребностями судов. Например, сегодня нет судей в Дебальцево, в Докучаевске. Всего трое судей работают в Харцызском межрайонном суде. А он обслуживает огромную территорию. В Горняцком межрайонном суде у нас фактически один судья. Здесь тоже приличная территория с населением в несколько десятков тысяч человек. Судьи сейчас работают с большим напряжением. Причем жалобы на их работу носят единичный характер. И за то, что наши судьи справляются с громадным объемом работы, они заслуживают самых высоких похвал.

С чем сейчас люди чаще всего обращаются в суд?

Прежде всего, это гражданские дела, как-то: алименты, наследство, право собственности, нередки трудовые вопросы.

Вернемся к кадровому вопросу. Как будут восполняться эти пробелы? За счет каких ресурсов?

У нас есть соответствующий резерв. Есть несколько сотен человек, желающих стать судьями в Донецкой Народной Республике. Многие из них еще в 2014 году обратились с соответствующими заявлениями. Органами внутренних дел и госбезопасности проведены необходимые в таких случаях проверки этих людей на отсутствие компрометирующих материалов, судимостей, на их идеологическую благонадежность. По сути, это готовый резерв. Кроме того, есть бывшие украинские судьи, которые еще до начала боевых действий по своим соображениям порвали отношения с нашим врагом и изъявили желание служить Донецкой Народной Республике. Кроме того, в нашем резерве имеются люди с высшим юридическим образованием, которые по всем критериям подходят для того, чтобы работать в судах. Словом, кандидаты в судьи у нас есть. Но я, как председатель Верховного Суда ДНР, хочу, чтобы их назначение проходило в соответствии с необходимым, установленным законом порядке. Так, как это предусмотрено Конституцией Донецкой Народной Республики. Сейчас в Народном Совете находится пакет законопроектов, и я хотел бы дождаться, когда он будет принят и подписан Главой Республики. Только после этого начнут свою деятельность экзаменационная и квалификационная комиссии. И вот тогда из имеющихся кандидатов мы сможем отбирать нужных нам специалистов.

О досрочном прекращении полномочий

Не так давно в СМИ попали откровения бывшей макеевской судьи, жаловавшейся на трудности обычного судьи в Республике…

Я понимаю, о ком вы говорите. Прежде всего, пока она не бывший судья. Президиум Верховного Суда вынес решение об отстранении ее от должности. Исполняющим обязанности председателя был подписан соответствующий приказ и внесено представление о досрочном прекращении ее полномочий Главе Республики. Могу сказать, что за период своей работы она допустила очень грубые нарушения. В массе дел, ею рассмотренных, элементарно не оформлены протоколы заседаний, что лишает стороны возможности внесения своих замечаний. Таким образом, подсудимые лишаются права на защиту. Неоднократно она допускала неуважительное отношение к участникам процесса, к гражданам, к сотрудникам полиции, к подсудимым.

В чем, если не секрет, это выражалось?

Например, назначает она рассмотрение уголовного дела по обвинению лица, находящегося под стражей. Конвой привозит подсудимого, приезжает прокурор, потерпевшие, свидетели, казалось бы, все готово к началу работы. Но у «ее величества» свое представление о порядочности, дисциплине, и она позволяет себе явиться на заседание с опозданием на полтора часа. Слушает дело минут 30, после чего переносит рассмотрение на другую дату. И с чувством исполненного долга откланивается. Когда первый заместитель председателя Верховного Суда организовала проверку поступивших сигналов, то все, кто был причастен к проверке, пришли в ужас. И до сих пор мы устраняем недостатки деятельности этой судьи. Я не исключаю, что ряд дел будет возвращен на повторное рассмотрение.

«Мы требуем законности»

Насколько сейчас республиканское правосудие разнится по сравнению с украинским?

Как я уже говорил, Главе Республики мы вносим кандидатуры только тех людей, которые безоговорочно заявляют и подтверждают свою преданность Донецкой Народной Республике. Следующее: председатель Верховного Суда и его заместители ориентируют весь судейский корпус на то, что они служат народу. Они не боги, не цари и не вершители судеб, а составная часть народа. Судьи обязаны знать нужды народа и, вынося решения, должны руководствоваться интересами государства и общества. Понимание собственного правосознания и желание кому-то угодить здесь неприемлемы. Украинское правосудие сильно коррумпировано. Увидеть то, как «уважают» тамошнее «правосудие», нетрудно, достаточно заглянуть в Интернет. В этом смысле наше правосудие отличается от украинского в лучшую сторону. Потому что мы требуем законности, контролируем ее. И, если ошибки допускаются, а они неизбежны, мы, как высшая судебная инстанция, оперативно их исправляем.

Скажите, насколько тщательно вы отслеживаете события, происходящие в украинских судах?

Признаться, особого внимания этому не уделяю. Но все же (поскольку я являюсь членом судейского мирового сообщества) порой мне жалко смотреть на то, как к коллегам на Украине относятся и народ, и законодательная власть. Ничего хорошего про украинскую систему правосудия сказать не могу. Чего только стоят вынесенные решения тамошних судей по людям, которых по надуманным поводам обвиняют в симпатиях к Донецкой и Луганской Народным Республикам! Это же совершенно политизированные документы, в основу которых положены не доказательства, а какие-то предположения, догадки, домыслы. Словом, налицо попытка расправиться с политическим противником, пусть даже воображаемым. Вот совсем недавно мы узнали о том, что Следственный комитет России возбудил уголовное дело по фактам задержания украинскими правоохранительными органами совершенно невиновных лиц с целью обмена их на украинских боевиков, шпионов, диверсантов, задержанных в ДНР.

Политизированность украинских судов

Расскажите, пожалуйста, о работе Военно-полевого суда.

Военно-полевой суд – это особое звено в нашей судебной системе. В его юрисдикции только уголовные дела. Его приговоры после провозглашения вступают в силу немедленно. Обжалованию или опротестованию в кассационном порядке они не подлежат. Военно-полевой суд рассматривает дела только военнослужащих и людей, имеющих такой статус. Таковыми являются солдаты, сержанты, офицеры внутренних войск и сотрудники органов госбезопасности.

На официальном сайте Верховного Суда ДНР есть раздел «Антифашист». В нем опубликованы материалы с таким текстом: «Верховным Судом Донецкой Народной Республики в Генеральную прокуратуру Донецкой Народной Республики направлены материалы для рассмотрения вопроса о привлечении к уголовной ответственности следующих лиц: судей…» И далее идет перечисление городов и фамилий судей, которые сейчас находятся на территориях, оккупированных ВСУ. Расскажите о перспективности этих привлечений к ответственности.

Вот эти так называемые суды выносят приговоры, как я вам уже говорил, безосновательно. Здесь четко прослеживается политическая подоплека. Зачастую им достаточно того, что у подсудимого есть родственники, друзья, проживающие на территории ДНР. И банальный телефонный разговор может стать поводом для обвинения в придуманных или реальных симпатиях к ДНР или ЛНР. Когда мы начали изучать эти приговоры, выяснили, что все они носят политизированный характер. Разобравшись в том, что такие приговоры незаконны, бездоказательны, приняли решение выяснять, кто эти приговоры выносит. Такие материалы отправляются в прокуратуру для проведения проверки на предмет возбуждения уголовных дел по статьям за привлечение к уголовной ответственности заведомо невиновного лица и вынесения заведомо неправосудного приговора.

Что ожидает таких судей, прокуроров, следователей?

Ничего хорошего их не ждет.

Допустим, окажись они на территории ДНР или ЛНР…

Либо здесь, либо на территориях дружественных нам государств. Эти люди будут переданы нам для привлечения к уголовной ответственности.

Представьте, идет судебный процесс. На скамье подсудимых порошенки-яценюки-турчиновы… Каким был бы ваш приговор тем, кто отдавал приказы убивать мирных граждан Донбасса?

Не скажу, какой приговор я бы им вынес, поскольку я председатель Верховного Суда ДНР. Мы не можем предрешать судьбу кого бы то ни было. Тем более что уголовные дела в отношении этих лиц, как бы мы этого ни хотели, как граждане Республики, в наш суд еще не попали. А вот когда все это случится, тогда и будем разбираться, какого наказания эти люди заслужили.

«Нас выделяет патриотизм»

Такое определение, как донбасское правовое сознание имеет право на существование?

Есть такое понятие, как донбасский характер, донбасский патриотизм. Есть вещи, которые не подлежат сомнению: любовь к своей малой родине – Донбассу.

Вы коренной донбассовец…

Я родился в Красноармейске, ныне оккупированном. Прожил здесь до тридцати с лишним лет. Потом по переводу уехал работать в Генеральную прокуратуру Украины. Когда посмотрел, что там творится… Понимаете, я родился в Советском Союзе, и когда он развалился, то многим и мне в частности было непонятно, что будет дальше. Я внимательно почитал Декларацию об образовании СНГ и соглашение между генеральными прокуратурами Российской Федерации и Украины. Последнее, по-моему, до сих пор не денонсировано. Этими документами предусматривалось, что будто бы все остается по-старому, на каких-то, вроде бы похожих на конфедеративные, основах. Но по прошествии времени, когда я вернулся в Киев, я увидел, что все больше и больше нагнетается антироссийская истерия. Допустим, открываешь «Голос Украины», а там хоть крошечная, но будет заметка о том, как плохо москали к украинцам относятся, и, слава богу, что мы там не живем. Чем дальше, тем больше таких публикаций стало появляться. Понемногу мне это начало надоедать. Мне, человеку, выросшему в Донбассе, как не знать об отношении русских людей друг к другу! И зная, что украинской нации не существовало и существовать не будет, находиться в этом абсурде не осталось никакого желания, поэтому я принял решение получить российское гражданство. Обратился в посольство, уплатил все положенные сборы, и с 1994 года я гражданин Российской Федерации. И спустя двадцать лет, когда на моей Родине стали развиваться известные всем события, не счел нужным находиться в стороне от этого, вернулся на Родину.

Допустим, в Донецк приезжает человек, который никогда в Донбассе не бывал. Какие места вы бы ему показали?

В первую очередь я познакомлю его с центром столицы нашей Республики. Он увидел бы ухоженные улицы, Парк кованых фигур, парк Щербакова, музеи, выставочные комплексы. И после этого обязательно съездил бы с ним на окраины города: в поселок Октябрьский, поселок шахты «Трудовская»… Потом бы показал те места, которые пережили все ужасы войны: Иловайск, Дебальцево, Углегорск, Шахтерск… Там можно увидеть, как Республика залечивает свои раны, как люди после потрясающих разрушений возвращаются к мирной жизни. Люди, которые впервые посещают сейчас Донбасс, поражаются. У нас нет рабочих, приезжающих Бог знает откуда, чтобы навести в Донецке порядок. Наши улицы чисты, скверы ухожены, трава на газонах подстрижена. Независимо от того что грохочет война, люди восстанавливают города, оптимистично смотрят в будущее. Поэтому такое понятие, как донбасский патриотизм, выделяет нас в сравнении с другими.

Газета «Донецкое время», 19 октября 2016, № 41 (55)

Евгений МИТИН. Фото Павла НЫРКОВА

Газета «Донецкое время» выходит по средам. 32 полосы с телепрограммой. Реализуется во всех точках розничной продажи прессы и супермаркетах «Первый Республиканский» на территории Донецкой Народной Республики. Подписной индекс – 28036. Подписку на газету «Донецкое время» можно оформить во всех отделениях связи ДНР.

Весы донбасского правосудия









Комментарии


Мобильная версия сайта


ВКОНТАКТЕ


FACEBOOK


ОДНОКЛАССНИКИ


ТВИТТЕР


ТЕЛЕГРАМ
DNR_NEWS_COM... пользователей