» » «Шахтеры первые всегда»

«Шахтеры первые всегда»

01 сентябрь 2016 15:38 | 3 525 |
«Шахтеры первые всегда»

«Шахтеры первые всегда»


Грядет самый-самый праздник нашего края ‒ День шахтера. Война снова показала, что горняки не только гвардия труда, передовой отряд рабочего класса. Они первыми встали на защиту Донбасса от укрофашистской нечисти. Наш сегодняшний рассказ о двух шахтерах, которых события вынудили взять в руки оружие.

Гроз-минометчик

Виталий Даниленко, до войны работавший сквозным бригадиром на добычном участке шахты Скочинского, в ноябре 2014 года пошел в ополчение. Трудился на родном предприятии до тех пор, пока была хоть какая-то возможность сохранить жизнедеятельность шахты. И хотя по углю не работали, но хватало дел с откачкой воды, поддержанием выработок в мало-мальски пригодном состоянии. Потом шахта полностью остановилась, людей отправили в бесплатные отпуска, и Даниленко пошел в Шахтерскую дивизию. Защищать свой край, свою семью, свою шахту.

Виталий Алексеевич, в каком подразделении воевал гроз Даниленко?

Как раз набирали людей в минометную батарею. Туда и пошел. А со мной еще парень с нашего участка. Был под аэропортом. Так получилось, что в самое горячее время: с декабря по февраль.

В армии служили до начала боевых действий?

Нет. Это был первый армейский опыт.

И сразу боевой. Кроме аэропорта, были на других участках фронта?

Мы постоянно дислоцировались под аэропортом в районе Путиловки.

Шахта Скочинского опасна внезапными выбросам угля и газа. Где страшней: в лаве или на боевых позициях?

И там и там страшновато. Когда говорят, что есть бесстрашие, по-моему, это сказки. На боевых любой боится. Думаю, страх – это форма защиты человека.

В отношении войны понятие «запоминающиеся моменты» прозвучит как-то несуразно. И все же, у вас были такие?

Это своего рода работа. День в день. Поэтому чего-то такого даже и не вспомню.

Вы женаты?

– Да, с 2010 года. У нас с женой двое мальчиков: шесть с половиной лет и три года. Жена, конечно, была против того, чтобы я шел воевать. Так я ей сказал, что иду патрулировать поселок. (Улыбается.)

Когда признались, что в действующей армии?

В декабре. Мы тогда под аэропорт ехали.

Горькое перемирие

Скажите откровенно, по каким мотивам пошли в ополчение: шахта остановилась, чувство патриотизма?

К тому времени все уже так накопилось. До последнего пытались спасти шахту. Из-за обстрелов украинских вояк поддерживался только центральный водоотлив. К счастью, шахту все же спасли. Не утопили полностью. В общем, повлияло все вместе: и патриотизм, и остановка шахты.

Когда вернулись на родное предприятие?

В марте. Числа 15-го. Шахта понемногу начала качать уголь. В феврале подписали второй «Минск». Так называемое перемирие. Которое продолжается до сих пор. (Говорит с горькой улыбкой.) Мы его видим и слышим чуть ли не каждый день.

С однополчанами поддерживаете отношения?

Многие ребята еще воюют. Созваниваемся. Делимся новостями.

Где работали по возвращении?

На участке монтажа-демонтажа. Наш добычной участок по углю не работал. Мы демонтировали комплекс из 5-й западной лавы. Сейчас будем заряжать 3-ю восточную лаву, так сказать, для себя.

Ориентировочно уже известно, кто будет в бригаде?

В общем-то, да. Ребята с двух участков. Сейчас пришли к нам на шахту с «Трудовской», с Челюскинцев. Есть из кого формировать коллектив. Главное, чтобы люди были опытные и трудолюбивые. Чтобы помогали друг другу.

Вернемся «вглубь истории». Вы родом отсюда, из поселка шахты Скочинского?

Почти. (Улыбается.) Я из поселка шахты Абакумова.

Не удивлюсь, если вы из шахтерской династии?

Дед, да, работал в шахте. Отец был водителем. В 2000-м, после окончания школы, я сразу пошел на Скочинского. Вначале – на водоотливе. Потом два года работал на Засядько. Там прошел обучение и получил профессию гроза. Потом потянуло поближе к дому.

Самая военная шахта

Наш разговор с Виталием Даниленко протекал в кабинете Геннадия Ковальчука, председателя профкома шахты Скочинского. Тактичный хозяин вышел, чтобы не мешать беседе, но от «ответственности» улизнуть ему не удалось. Тем более что Геннадий Евгеньевич, до войны начальник добычного участка на Скочинского, стоял у истоков создания Шахтерской дивизии, у него за плечами героический боевой путь.

Большая часть нашего участка пошла в ополчение. 13 ребят с шахты погибли. Уверен, ни на одной шахте города такого количества нет. Это, конечно, сухая статистика, но с нашей шахты в 2014 году ушли воевать около 250 человек. В основном это май – июнь. В общем-то, на базе горняков шахты Скочинского создана Шахтерская дивизия. Сейчас продолжают служить в рядах армии ДНР больее 100 ребят.

Насколько знаю, вы стояли у истоков создания Шахтерской дивизии. Из кого состояло подразделение?

В нем были не только горняки, а и строители, водители, предприниматели. Но основой, конечно, были шахтеры. В июне 2014 года мы приняли присягу на площади Ленина.

Наверное, война спровоцировала отток людей из шахты?

Конечно, был отток. Но костяк шахты сохранился. Остались люди, которые умеют трудиться. Минугля своим распоряжением обязало рабочих основных профессий (гроз, проходчик) перевести на действующие предприятия с шахт, которые из-за боевых действий не работают по добыче. У нас трудятся люди с Абакумова, «Трудовской», с последней только в прошлом месяце к нам пришло более 50 человек. Безусловно, условия у нас очень тяжелые. И скажу честно, что некоторые даже не выдерживают и уходят. Но это дело такое.

Как сейчас работает шахта Скочинского?

С февраля этого года стабильно выполняет план. По августу тоже идет в плане. Это вообще особенный для нас месяц. Сами понимаете – профессиональный праздник отмечаем. (Улыбается.) И сорваться не имеем права.

Рядовой командир офицеров

Что-то меняется в людях после возвращения с войны?

Конечно. Хотя смерть они на этой шахте видели. Но на войне – это совсем другое. Когда у человека в руках оружие... Что-то меняется, но закалка, которую ребята получили на производстве, опыт взаимоотношения в коллективе позволили остаться адекватными людьми. Между прочим, у нас воевали не только рабочие, но и механики, начальники участков. По-моему, при всех обстоятельствах все зависит от человека. Мы же с вами знаем, что есть бьющие себя в грудь: «Да я был и там, и там, и там. Прошел и Крым, и рым». Не надо мне такого рассказывать. У меня за плечами на этой войне тоже много чего. Но это не дает мне право вести себя некрасиво, бахвалиться. У нас на шахте нет такого: если ты воевал, тебе все можно. Дисциплина – жесткая. С нарушителями, как это ни печально, приходится расставаться.

Давайте, Геннадий Евгеньевич, расскажем нашим читателям немного о вас. До того, как ушли воевать, работали на Скочинского?

Да, пришел сюда в 1995 году грозом. Закончил вечернее отделение ДПИ. Работал горным мастером, замначальника участка, начальником добычного участка. На некоторое время с шахты уходил, потом вернулся.

Началась война, и вы?..

До начала боевых действий мы пытались мирным путем довести до правящей верхушки Украины, что шахтеры не допустят в Донбассе фашизма. Реально услышаны не были. На последней мирной акции на площади Ленина с трибуны было сказано властям: «Мы попытались довести до вас наше мнение. Вы не услышали. Шахтеры будут брать в руки оружие». И свое слово сдержали.

И вы пошли в Шахтерскую дивизию?

У меня был небольшой боевой опыт при прохождении срочной службы: исполнял интернациональный долг в Республике Афганистан. Еще 18-летним пацаном узнал, что такое война. Сам я из Петровского района. У нас неплохая организация афганцев. На момент создания Шахтерской дивизии все командиры взводов и рот были афганцами, имевшими какой-то боевой опыт. В подразделении были и капитаны, и старшие лейтенанты. У меня воинское звание – гвардии рядовой. И меня назначают командиром Шахтерской дивизии. Я говорю: «Ребята, вы закончили военные училища, у вас боевой опыт. Вам и надо командовать». А они в ответ: «Евгеньич, ты все начинал. Тебе и командовать. Мы во всем поможем». Так офицеры оказались в подчинении у рядового. (Улыбается.)

Военный героизм мирных людей

Можно сказать, что Скочинского на сегодня является базовой для шахт Донецкой угольной энергетической компании?

Во многом с вами соглашусь. Благодаря тому, что у нас высокий уровень добычи, средства от реализации угля частично идут на оплату труда горняков шахт, не работающих по углю. Но там идет откачка воды, проводятся какие-то восстановительные работы. Сегодня дотации угольной промышленности нет. Деньги поступают только от реализации угля. Тяжело. Но приращиваем объем добычи. Шахта Скочинского работает сейчас на максимуме возможного. Качаем двумя лавами 1 000 тонн в сутки. Конечно, портит жизнь блокада Украины нашего региона. Ничего, выживем. Скажу больше: шахта живет и будет жить. Даже притом, что до линии фронта 3–4 километра. На Скочинского нет ни одного помещения, куда бы ни попадали снаряды.

Наверное, вас поражает героизм наших людей…

Нашим людям надо отдать должное. При обороне Шахтерска я был ранен в руку. Очень тяжелое осколочное ранение. Запомнился момент со второй операцией, когда ставили аппарат Илизарова. Операционная на четвертом этаже травматологии. Мне уже ввели наркоз. Вокруг – врачи, молодые девочки медсестры. И тут начинается обстрел. А окна в операционной громадные. Все дрожит. И происходит такой диалог между медиками: «Что спускаемся в бомбоубежище?» – «Какое «спускаемся» – пациент на столе, наркоз введен. Через пять минут можно начинать. Работаем!» Нашим медикам – низкий поклон. Мой случай лишь один из многих-многих сотен, когда они проявляли истинный героизм, спасая жизни людей.

Вот такие они, наши шахтеры. О своих боевых заслугах – вскользь, а о других людях – проникновенно, с чувством огромной благодарности.

Редакция «Донецкого времени» поздравляет с грядущим праздником всех, кто связан с горняцким трудом. Мира вам, добра, мягкого уголька и крепкой кровли.

Справка «Донецкого времени»

День шахтера – профессиональный праздник, который ведет свою историю с 1948 года. Отмечается в последнее воскресенье августа в ознаменование рекорда Алексея Григорьевича Стаханова, установленного в ночь с 30 на 31 августа 1935 года. При норме 7 тонн Стаханов добыл за смену 102 тонны угля. Это достижение послужило началом стахановского движения ударников труда, охватившего весь Советский Союз.
Официально праздник утвержден в СССР 10 сентября 1947 года по предложению министра угольной промышленности западных районов СССР Александра Федоровича Засядько и министра угольной промышленности восточных районов СССР Дмитрия Григорьевича Оника. Первое празднование Дня шахтера состоялось 29 августа 1948 года.

Справка

- По состоянию на 18 августа 2016 года угледобывающие предприятия Республики всех форм собственности добыли 7 425 811 тонн топлива. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года горняки ДНР улучшили показатели угледобычи на 2 488 107 тонн.

- Трудовые коллективы государственных угледобывающих предприятий Республики за семь месяцев 2016 года прошли 19 644 погонных метра горных выработок, из которых 12 116 вскрывающих и подготавливающих. Причем в июле 2016 года план был значительно перевыполнен. При установленном задании в 1 834 погонных метра проходческие бригады прошли 2 174,7 метра, выполнив план на 118,6%.

- 24 августа на шахте «Прогресс» государственного предприятия «Торезантрацит» состоялся ввод в эксплуатацию 5-й лавы южной панели № 3 пласта h8 «Фоминской». Это пятая по счету новая лава, запущенная на шахтах Республики в 2016 году.

По материалам пресс-службы Министерства угля и энергетики ДНР

Газета «Донецкое время», 24 августа 2016, № 33 (47)

Олег АНТИПОВ. Фото Павла НЫРКОВА

Газета «Донецкое время» выходит по средам. 32 полосы с телепрограммой. Реализуется во всех точках розничной продажи прессы и супермаркетах «Первый Республиканский» на территории Донецкой Народной Республики. Подписной индекс – 28036. Подписку на газету «Донецкое время» можно оформить во всех отделениях связи ДНР.

«Шахтеры первые всегда»

«Шахтеры первые всегда»

«Шахтеры первые всегда»









Комментарии


Мобильная версия сайта
ВКОНТАКТЕ


FACEBOOK


ОДНОКЛАССНИКИ


ТВИТЫ


GOOGLE+