» » Петровский район Донецка: война на электрических «позициях»

Петровский район Донецка: война на электрических «позициях»

12 февраль 2016 11:09 | 8 364 |
Петровский район Донецка: война на электрических «позициях»

Петровский район Донецка: война на электрических «позициях»


Эпоха возрождения Республики... Мы уже рассказывали, как она идет в угольной и газовой отраслях в репортажах о торезской шахте имени Лутугина и открытии газопровода в поселке Гольмовский. Теперь поговорим об энергетике. Точнее, о житье-бытье Петровского энергоуправления Донецка, входящего в состав Республиканского предприятия «Региональная энергопоставляющая компания». За тем и приехали к начальнику этого управления Павлу Проценко.

Зашифрованный ремонт

После небольшой рекогносцировки на тему «что, где, когда» Павел Михайлович предложил не рассиживаться в кабинетах, а выехать «на местность». Так мы же за этим и прибыли!

Первой точкой нашего визита-репортажа стала одна из КТП. Аббревиатура расшифровывается просто: комплектная трансформаторная подстанция. Знакомимся с мастером Петровского энергоуправления Валерием Чепурненко. Здесь, как и на большинстве объектов, выполняются плановые ремонтные работы. Специалисты восстанавливают порушенное ук­ра­инскими карателями энергохозяйство. Многое уже сделано, но предстоит еще больше.

Количество выездов ремонтных бригад на электрические «позиции» после обстрелов никто так сразу и не скажет. Думаю, у каждого ремонтника пальцев двух рук и ног не хватит, чтобы сосчитать. Естественно, приметы определенные появились за время войны. Допустим, если на какой-нибудь объект приехала ОБСЕ. Все, жди там скорого обстрела. Во время активных боевых действий часто и густо случалось такое. Прилеты закончились, начали работу по восстановлению, и тут новый обстрел. Переждали, только взялись за ремонт по новой – снова укронацисты бьют. Причем именно по тому месту, где ведутся работы. Есть подозрение, что шпики-корректировщики вместе с началом работ маяковали на ту сторону фронта. Кстати, на Петровке сами же работники энергоуправления один раз выловили выродка рода донбасского, в ноуте которого имелись GPS-координаты основных элементов энергосистемы города. Откуда у него сии данные, расскажу чуть ниже.

Поведал Валерий Чепурненко и военную хитрость, которую придумали энергетики. Было замечено, что разговоры по телефону пеленгуются. Получила бригада наряд, выехала на точку. Отзванивается о положении дел, а через короткий промежуток времени в этом месте ложатся снаряды. Петровчане нашли противодействие.

На наряде договариваются с диспетчерской службой о нумерации точек: первая, вторая, третья и так далее. Потом в переговорах по телефону используют эту «шифрограмму». И пусть противник слушает, хоть все уши протрет. Где фактически ведутся работы, ему неведомо. Такой вот законспирированный ремонт.

Можно представить, насколько вам признательны люди, которым вы возвращали свет в дома.

Люди благодарят: «Ребята, большое спасибо, что не бросаете». По жаре воду приносили. Помогали, чем могли. Общая беда, она объединяет.

Не только гражданские вносили лепту в работу энергетической системы. Очень тесно Петровское ЭУ сотрудничало с армейскими подразделениями, базировавшимися в районе. Кстати, они-то для нашей безопасности подарили несколько бронежилетов. Да и сейчас, когда надо, энергетики и военные помогают друг другу.

Животворящая вера

В разговоре с Валерием Чепурненко затронули тему «как перебороть страх при обстрелах». Ответ Валерия Ивановича был лаконичен и по-донбасски прост:

Людям-то нужен свет. Страшно – не страшно, а надо делать. И никто никогда не отказался ехать на восстановление разрушенного в зону обстрела.

Сил, думаю, придавала вера?

Без веры никуда не поедешь, – подключается к разговору Павел Проценко. – Если ребята едут без меня, я их тихонечко перекрещу…

Как в фильме «В бой идут одни старики», механик крестил самолет своего летчика перед вылетом на боевое задание?

(Смеется.) Получается так. На войне ведь атеистов нет. Слава Богу, у нас в управлении за все это время никто не погиб. Но к сожалению, одна женщина ранена.

Война по своей сути ужасная и грязная вещь. Но в наших людях она всколыхнула самые лучшие чувства. – продолжаю с Проценко разговор о нравственности на войне.

У нас в районе есть Свято-Вознесенский храм, в котором служит отец Сергий. Он рассказывает, что во время войны прихожан стало больше. Даже несмотря на то что многие уехали. Думаю, так везде. Храм Иоанна Кронштадтского на Трудовских украинские обстрелы разбили полностью. От храма остались одни стены. Иконостас сгорел. В Кронштадте собрали гуманитарную помощь для его восстановления. Отец Александр, который служит в этом храме, сложил ее пока в нижний ярус. Ждет, когда закончатся боевые. Сейчас там крышу восстанавливают. Мы подключили электроэнергию. Отец Александр, несмотря на артобстрелы, проводит службы. Люди у него же прячутся от украинских смертоносных «подарков».

Восстановление вблизи огня

Желаем удачи ремонтной бригаде и отправляемся дальше по маршруту к линии разграничения. На одном из участков улицы Петровского работники энергоуправления ведут подрезку деревьев, зачищают подкошенные осколками ветки. Идет подготовка к грядущему полноценному восстановлению энергоснабжения района. Павел Проценко рассказывает, что сейчас более 180 линий электропередач протяженностью порядка 300 километров требуют капитального ремонта. Повреждено много опор. Хотя что-то частично восстановлено. По пяти линиям, которые находятся на расстоянии более трех километров от линии фронта, капитальный ремонт начали. Остальные – до лучших, конечно победных, времен.

На Трудовских две КТП были полностью разгромлены обстрелами. Там установили российские трансформаторные подстанции, пришедшие по линии гуманитарной помощи. Когда будут материалы, приступят к капитальному ремонту. Вообще, «освободители» нанесли колоссальный ущерб энергохозяйству. Много потребителей запитано по резервной «шестерке». (Подстанция на 6 киловольт. – Прим. автора.) Большая часть района, прежде всего поселки шахт «Трудовская» , 12-я, подключена по временным схемам. Поэтому уровень напряжения несколько ниже требуемого.

Для полноформатного восстановления необходимы строительные работы. Сейчас в Петровском ЭУ ждут материалы от ЦУВ. Тогда и можно будет начать, по существу, реконструкцию разрушенного или частично поврежденного. Но вести работы по-настоящему можно будет только после того, как станет ясно, что боевые действия полностью закончились.

Кадровый вопрос

Павел Михайлович, вы говорили, что костяк коллектива остался. Людей не устрашила смертельная опасность?

Да, костяк остался. Когда была активная фаза, были уехавшие. Помыкались месяц-два и вернулись. Где-то там никто никого не ждет. Дома все равно лучше. Пусть и в условиях войны. Правда, были у нас двое «политических». Но они уже поменяли свои взгляды и хотели бы вернуться. Да некуда. Их тут никто не ждет. За время войны, считаю, много плохих людей уехало, и лучше б они сюда не возвращались. Для них мы – подонки, сепаратисты. Вот пускай там, на Украине, и остаются. Без них проживем. И еще лучше, чем с ними.

Сегодня в разных сферах жизни можно слышать о недостатке кадров. Как у вас с этим вопросом дела обстоят?

– Вакансий у нас нет. Недостатка в кадрах не испытываем. Люди к нам идут. И хорошие специалисты. Но брать их некуда. Даже при том, что наша работа по-прежнему опасна.

Мы из Кронштадта

За беседой о кадрах и восстановлении подъезжаем к автостанции «Трудовские». Поворот направо – и практически сразу храм Иоанна Кронштадтского. Точнее, обожженные войной стены, составляющие сегодня остов церкви. Отец Александр рад гостям. Встречает как доброго старого знакомого Павла Проценко. Они обговорили какие-то текущие моменты по подаче электричества для храма. А потом отец Александр ответил на один только мой вопрос:

У нас неоднократно были обрывы линий электропередачи. Энергетики оперативно приезжали, восстанавливали. И это при том, что была постоянная опасность возобновления обстрелов. Благодаря им мы были со светом во время активных боевых действий. Без сомнения, энергетики делают благое дело... Все начинается с духовности. Именно церковь дает жизненный уклад. Стержень бытия человеческого. А Русь стояла и стоять будет на вере.

Кабинетное откровение

Возвращаемся обратно в расположение Петровского ЭУ. Еще в начале репортажного пути Проценко упомянул об одной странности. Теперь вернулись к ней предметно.

Осенью 2013 года, незадолго до начала Майдана, – рассказывает Павел Михайлович, – Киев запросил у нас GPS-координаты всех наших высоковольтных линий и подстанций. Мы тогда очень удивились. Никому никогда эта информация не нужна была.

Может отсюда и точность попадания украинскими вояками по системам энергоснабжения?

Мы передали данные не замеров на местности, а более приблизительные, взятые с электронных карт. Получилась погрешность в 50–100 метров. Именно туда поначалу и прилетало. Затем, думаю, чтобы уточнить месторасположение, корректировщики ставили маячки под линии. Тогда начали бить точнее. За первые полгода войны они пристреляли координаты и потом, чтоб обесточить большие районы, били четко по целям. Понятное дело, нет электричества – нет света, воды, тепла. Даже необязательно бить по подстанциям. Достаточно обесточить линии.

Такое вот откровение. И после этого кто-то скажет, что Киев не готовился к разжиганию войны в Донбассе? Дескать, если бы да кабы, то ничего и не было. Лжете, господа нехорошие. Просто думали быстро задушить наш край. Но просчитались, как и немецко-фашистские захватчики с их пресловутым блицкригом…

Не было ни одного случая, чтобы мы не выехали на восстановление после обстрелов, – делится воспоминаниями Павел Михайлович. – Конечно, на первом месте – дисциплина. Хотя, когда были активные боевые, после возвращения с передовой разрешал ребятам выпить по сто грамм. Все делалось на таких нервах, что их нужно было как-то успокоить. Так же и заболевание психиатрическое можно получить.

Вы говорите, что все работники управления выполняли все необходимые работы. Но обычно есть люди, которые выделяются. Самые бесстрашные.

Конечно, есть. Монтеры Олег Викторович Одарич, Александр Сергеевич Яновский. Даже на самый «передок» они не раздумывая ехали. Старший диспетчер Олег Геннадиевич Галкин. Идет обстрел. Садимся в машину, едем на передовую, смотрим, какие повреждения. Потом приезжает бригада. Непосредственно под обстрелами, естественно, не работали. Пережидали. Старались людей беречь. Но повторю: каждый из наших работников делал все, что нужно, и даже больше. И сейчас продолжают.

Наталья Степанова, кассир. Получила ранение на рабочем месте.

Когда начался обстрел, в кабинет залетели осколки, и меня ранило. Было это 27 января прошлого года. Сразу оказали помощь абонент, начальник, мастер. Потом меня привезли в 24-ю больницу. Там сделали снимок и сказали, что необходимую медпомощь оказать не смогут. Поехали в 26-ю больницу. Потом перевели в травматологию. И там продолжила лечение. Осколок разбил кость. От него пошла инфекция. Нога сейчас на три сантиметра короче. До кости вырвало голень. В этот трудный момент мне очень помог наш коллектив. Если бы не наши люди, неизвестно, чем бы это закончилось. У меня было 13 операций: 11 в течение месяца и 2 – позже. Сейчас, хоть и хожу с палочкой, продолжаю работать. Я обязана коллективу, который поддержал год назад. И сейчас поддерживает. Как можно уйти и не вернуться?! Даже после ранения.

Газета «Донецкое время», 10 февраля 2016, № 5 (19)

Олег АНТИПОВ. Фото Захара ЖАВОРОНКОВА

Газета «Донецкое время» выходит по средам. 32 полосы с телепрограммой. Реализуется во всех точках розничной продажи прессы и супермаркетах «Первый Республиканский» на территории Донецкой Народной Республики. Подписной индекс – 28036. Подписку на газету «Донецкое время» можно оформить во всех отделениях связи ДНР.

Петровский район Донецка: война на электрических «позициях»

Петровский район Донецка: война на электрических «позициях»

Петровский район Донецка: война на электрических «позициях»

Петровский район Донецка: война на электрических «позициях»









Комментарии


Мобильная версия сайта
ВКОНТАКТЕ


FACEBOOK


ОДНОКЛАССНИКИ


ТВИТЫ


GOOGLE+